Показано с 1 по 9 из 9

Тема: Учебный материал 2: Боевой опыт

  1. #1
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    Учебный материал 2: Боевой опыт

    Засады (часть 1)

    Скрытый текст

    Засада – это неожиданная атака со скрытой позиции, направленная на движущуюся или временно остановившуюся цель. Это один из наиболее старых и эффективных типов партизанской атаки. Засады устраиваются с целью уменьшения общей эффективности сил противника и имеют своей целью уничтожение или нанесение урона как солдатам противника, так и их воле к победе. В замысел засады может входить и атака с целью сблизиться с противником и решительно атаковать его. Также атака может иметь место для нанесения урона противнику прямым или непрямым огнём.

    Уничтожение
    Уничтожение – основная цель засады. Количество убитых, раненых или захваченных в плен бойцов, а также потери в оборудовании и припасах оказывают очень сильное влияние на противника. Партизаны же наоборот заполучают трофейную технику и припасы, изъятые с поля боя.

    Беспокойство
    Частые засады беспокоят врага и вынуждают его к перенаправлению людей с патрульных операций на охрану конвоев и важных зданий. Когда вражеские патрули не выполняют своих задач по причине попадания в засады, враг теряет все те ценные преимущества, которые эти патрули привносят в боевую деятельность. Череда успешных партизанских засад приводит к тому, что враг становится менее агрессивным и более настроенным на оборону. Противник становится чрезмерно осторожным и отказывается патрулировать свою зону ответственности, проводить конвои или передвигаться малыми группами. Противник начинает избегать ночных операций, более предрасположен к неразберихе и панике в случае попадания в засаду, становится психологически побеждённым.

    Неожиданность
    Неожиданность позволяет силам, проводящим засаду, держать под контролем любую ситуацию. Элемент неожиданности достигается тщательным планированием, подготовкой и исполнением засады. Партизаны выбирают время, место и способ атаки тогда, когда противник наименее к этому готов.

    Координация огня
    Командир, ответственный за засаду, располагает на нужных позициях и координирует использование всего оружия, мин и взрывчатых веществ. Он координирует всё вооружение, включая (при их наличии) артиллерию и миномёты. Координированная огневая поддержка обеспечивает изоляцию зоны поражения. Эта изоляция в свою очередь не даст противнику покинуть поле боя или получить подкрепление из-за большого объёма точного концентрированного огня.

    Меры контроля
    Командир засады тщательно контролирует проведение операции. Благодаря такому контролю, должны обеспечиваться:

    Сигналы раннего оповещения о приближении цели.

    Воздержание от огня до тех пор, пока цель не продвинется в огневую зону.

    Открывание, перенос и прекращение огня в нужный момент.

    Предпринятие правильных действий в случае преждевременного обнаружения и раскрытия засады.

    Время и порядок отхода к известной точке сбора.

    Типы засад
    Засады делятся на два типа: направленные и распределённые. Направленная засада, независимая или как часть распределённой засады, располагается вдоль предположительного маршрута цели. Такая засада атакует единственную зону поражения. В случае недостаточных разведданных для проведения направленной засады, командир даёт задачу на установку распределённой. Распределённая засада – это несколько направленных засад, расположенных вокруг центральной зоны поражения.

    Эти два типа наиболее успешны в тех ситуациях, когда пути подхода вражеского подкрепления ограничены лишь теми, которые удобны атакующим партизанским силам. Оба типа часто и успешно применялись Северно-Вьетнамскими партизанскими силами во Вьетнаме против сил США в Республике Вьетнам.

    Направленная засада
    Направленная засада, независимая или как часть распределённой засады, располагается вдоль предположительного маршрута цели. Построение засады имеет огромное значение, т.к. по большей части определяет возможность нанесения тяжёлого удара высоко-концентрированным огнём с целью изолировать, блокировать и уничтожить цель.

    Построение, которое будет использовано для засады, определяется путём тщательного перебора всех возможных вариантов, их преимуществ и недостатков, в зависимости от рельефа местности, условий видимости, наличия необходимых сил, вооружения и оборудования, лёгкости или трудности командования, атакуемой цели и вообще боевой ситуации в целом.

    В следующих параграфах обсуждается несколько построений, которые разрабатывались для засад направленного типа. Каждое из них называется в соответствии с фигурой, которую образуют на поверхности атакующие силы.

    Линейное построение
    Атакующие силы располагаются параллельно маршруту движения цели (вдоль дороги, ж/д путей, русла реки). Развёртывание атакующих сил происходит вдоль длинной оси зоны поражения, вследствие чего противник получает мощный огневой удар с фланга. Размер пойманной внутри огневой зоны цели ограничен площадью, которую атакующие могут накрыть тяжёлым высоко-концентрированным огнём. Цель блокируется внутри зоны поражения натуральными препятствиями, минами (клеймор, противотанковыми и противопехотными), взрывными устройствами, а также прямым и непрямым огнём.

    Недостаток линейного построения состоит в том, что угловое рассеяние целей внутри зоны поражения может быть слишком большим для их эффективного накрытия огнём. Линейное построение целесообразно в тесной местности, которая затруднит манёвр противника, и на открытой местности, если один из флангов "закрыт" минами, взрывными устройствами, расстяжками или кольями. Похожие заграждения могут быть выставлены между атакующими силами и зоной поражения с целью не позволить противнику провести контр-атаку. Когда засада рассчитывается на уничтожение противника, среди заграждений оставляются проходы, таким образом атакующие силы могут совершить бросок на врага.

    Линейное построение может быть эффективно использовано в засаде "восставших из-под земли", когда местность кажется неподходящей для засады. Преимущество линейного построения состоит том, что его легко контролировать при любых условиях видимости.

    L-построение
    Построение в виде буквы "L" – это вариация линейного построения. Длинная сторона расположения атакующих сил параллельна зоне поражения и производит фланговый огонь. Короткая сторона находится в конце огневой зоны и располагается под прямым углом к ней, производя фронтальный огонь по противнику, соединяясь с фланговым огнём с другого "плеча" засады. Такое построение – очень гибкое. Оно может быть устроено как на прямом отрезке дороги или русла:

    ...так и на достаточно крутом повороте:

    По необходимости, например, когда противник пытается атаковать основные силы на "длинном плече" или пытается выйти из засады, огонь "короткого плеча" может быть перенесён в параллель с "длинным". Вдобавок, "короткое плечо" закрывает противнику выход из засады по направлению движения, а также блокирует подход подкреплений с обратного направления.

    Z-построение
    Это ещё одна вариация линейного построения. Развёртывание атакующих сил происходит так же, как и для L-построения, только добавляется ещё один ряд таким образом, что построение напоминает букву "Z". Этот ряд может выполнять следующие задачи:

    Атаковать подходящие подкрепления противника

    Запечатать конец зоны поражения

    Прикрыть фланг

    Избежать окружения силами противника

    Обеспечить дополнительную зону поражения на случай прорыва противника из засады сквозь "длинное плечо".

    T-построение
    Атакующие силы располагаются по обеим сторонам предполагаемого маршрута противника таким образом, чтобы вместе с целью образовывать фигуру, похожую на букву "T". Такое построение можно использовать как ночью, так и днём, для беспокоящей засады, а также в ночное время – для пресечения движения через открытые, трудно-перекрываемые пространства (как, например, рисовые поля).

    Небольшая группа может использовать Т-построение для того, чтобы напасть, замедлить и дезорганизовать более многочисленного противника. Когда передовые части противника втягиваются в бой, они обычно начинают манёвр вправо или влево с целью сближения с засадой. Для того, чтобы замедлить противника, успеть нанести ему сильный урон и провести отход без втягивания в полноценный бой, по флангам огневой зоны размещают мины, расстяжки и другие заграждения.

    Атакующие силы также могут использовать Т-построение с целью перехвата небольших групп противника, пытающегося двигаться в тёмное время суток через открытое пространство. Например, атакующие развёртываются вдоль рисового поля таким образом, чтобы каждый второй боец смотрел в противоположную сторону. В таком случае при атаке противника с любого направления только половина бойцов должна будет развернуться. Каждый боец стреляет только в сектор прямо перед собой, и только при наличии противника на очень близкой дистанции. Противник атакуется только огневыми средствами, и каждый боец держит противника под огнём до тех пор, пока тот находится в его секторе, т.е. прямо напротив. Если противник пытается маневрировать в том или ином направлении, он попадает под огонь других бойцов засады по мере входа в их секторы огня. Т-построение очень эффективно для остановки наступающих войск. Однако, у такого построения есть существенный недостаток: из-за большого рассеяния, засада может столкнуться со значительно превосходящими силами противника. Поэтому при использовании Т-построения необходимо иметь в виду информацию о силах противника.

    V-построение
    Развёртывание атакующих сил производится по обеим сторонам предполагаемого маршрута противника в виде фигуры, похожей на букву "V". При развёртывании необходимо удостовериться, что ни одна из линий (групп) атаки не попадает в сектор огня какой-либо другой. Благодаря такому построению, противник попадает под продольный и перекрёстный огонь. V-построение больше всего подходит для достаточно открытой местности, но также может быть использовано и в джунглях.

    При применении в джунглях, оба "плеча" сближаются по мере приближения противника к вершине "V", а затем открывают огонь с предельно короткой дистанции. В этом случае необходимо уделять значительно большее, чем на открытой местности, внимание координации и контролю, не позволяя одному "плечу" создавать опасность для другого. При высоком рассеянии бойцов такое построение трудно контролировать, но и необходимость подобного рассеяния возникает редко. Основное преимущество такого построения состоит в том, что противнику трудно обнаружить засаду до тех пор, пока он серьёзно не продвинется внутрь зоны поражения.
    [свернуть]


    Засады (часть 2)

    Скрытый текст

    Построение «Треугольник»
    Вариация V-построения, которая может быть использована тремя способами. Первый – закрытый треугольник, в котором атакующие силы развёртываются тремя группами таким образом, что они формируют треугольник (или закрытую "V").

    Автоматическое оружие устанаваливается на каждой вершине треугольника и размещается таким образом, чтобы сектор огня каждой вершины мог пересекаться с сектором любой другой. Бойцам также назначаются пересекающиеся секторы огня. Внутри треугольника можно расположить миномёты. Небольшое подразделение, развернувшись подобным образом, получает мощно укреплённую позицию, которая может быть использована для перехвата с любого направления противника, двигающегося ночью по открытой местности типа рисовых полей. Построение держит под контролем все направления, а группы безопасности размещаются только в том случае, если их раскрытие приближающимся противником заведомо не приведёт к преждевременному раскрытию засады. Атака производится только огневыми средствами, а перед открыванием огня противника можно подпускать на близкую дистанцию.

    Преимуществом треугольного построения является лёгкость командования и круговой сектор огня. Вдобавок, противник, приближающийся с любого направления, может быть атакован сразу двумя пулемётами, расположенными на вершинах треугольника.

    Но есть и недостатки. Например, необходимо иметь достаточно сил, чтобы снизить опасность быть атакованными неожиданно превосходящими силами противника. Одна или больше сторон треугольника может попасть под продольный огонь. А скученность и статичность позиции увеличивает риск попасть под огонь миномётов.

    Открытый треугольник (на случай беспокоящей засады) позволяет малочисленной группе беспокоить, замедлять движение и наносить серьёзный ущерб превосходящим силам противника, не вступая при этом в полномасштабный бой. Атакующие силы разделяются на три группы и размещаются в вершинах треугольника, в центре которого находится огневая зона. Когда противник вступает в огневую зону, та группа, которая находится по ходу движения, атакует его передовые порядки. Когда противник контр-атакует, атакующая группа выполняет отход, а в бой вступает другая группа, открывая огонь с фланга. Когда и эта группа атакуется, с противоположного фланга начинает свою атакую третья группа. Этот процесс повторяется до тех пор, пока противник не отбит. Каждая атакующая группа по возможности вновь занимает свою позицию и продолжает наносить максимально возможный урон противнику, не вступая при этом с ним в серьёзный обмен ударами.

    В открытом треугольнике для уничтожающей засады атакующие силы располагаются тремя группами на расстоянии 200-300 метров друг от друга. Зона поражения – внутри треугольника. Противнику позволяют зайти в зону поражения, после чего его атакует огневыми средствами ближайшая группа. По мере того, как противник отступает или маневрирует, огонь открывают другие группы. Одна группа или больше по команде выполняет бросок на противника или производит манёвр окружения или же просто противника уничтожает. В качестве засады на уничтожение для такого построения необходимы в наличии силы размером от взвода. Меньшее подразделение будет подвергаться чрезмерной опасности столкнуться со значительно превосходящими силами противника.

    Другие недостатки:

    Во время налёта или манёвра командование затруднено. А атакующие силы необходимо плотно контролировать во избежание дружественного огня.

    Засада должна быть устроена на относительно ровной, открытой местности, на границах которой должны быть укрыты нападающие группы, если это, конечно же, не засада "восставших из-под земли".

    Построение «Коробочка»
    Такое построение похоже по своим целям на засаду в виде открытого треугольника. Атакующие разделяются на четыре группы, расположенные на вершинах квадрата или прямоугольника, внутри которого – зона поражения. Точно так же, как и два варианта открытого треугольника, такое построение может использоваться как для беспокоящих засад, так и засад на уничтожение противника.

    Распределённая засада
    Нам неизвестны детали происхождения таких засад, которые мы сегодня называем распределёнными. Ещё Ганнибал использовал распределённые засады против римлян во втором веке до н.э. Впоследствии, Британская Армия в Малайзии модифицировала и улучшила эту тактику, а затем с небольшими вариациями использовала её во Вьетнаме. Британцы обнаружили, что направленные засады не приводят к нанесению желаемого сильного урона. При попадании в засаду коммунистические партизаны немедленно обрывали контакт и рассеивались вдоль путей отхода, ведущих прочь из зоны поражения. Тогда британцы стали противодействовать этому, блокируя пути отхода из зоны поражения несколькими направленными засадами. Они же и назвали такие комплексы направленных засад распределёнными засадами.

    Британская версия
    Распределённая засада по версии британской армии включает в себя направленную засаду, установленную в зоне, из которой ведут несколько маршрутов. Такой зоной может быть колодец, вражеский лагерь, известная точка сбора или просто где-нибудь вдоль часто используемого маршрута. Подобное место – центральная зона поражения. Вдоль путей отхода из центральной зоны поражения расставляется несколько направленных засад.

    Противнику, отдельной его группе или нескольким, идущим с разных направлений, позволяют продвинуться в центральную зону поражения. Внешние засады не атакуют, если они не раскрыты. Атака начинается как только противник оказывается в центральной зоне поражения. Когда противник разрывает контакт и пытается рассеяться, выходящие группы перехватываются и уничтожаются внешними засадами. Благодаря нескольким очагам боя, достигается более высокий уровень жертв, беспокойства и растерянности.

    Британская версия распределённой засады лучше всего подходит для противопартизанских действий на местности, где движение по большей части ограничено установившимися маршрутами. Лучший результат достигается, когда засада тщательно планируется.

    Когда недостаточно разведданных для планирования засады, может быть установлена засада на удачу. Внешним засадам, если им позволяют силы, разрешается атаковать противника по мере его подхода к центральной зоне поражения. Если же силы противника слишком велики, ему позволяют пройти в центральную зону поражения, где впоследствии и атакуют.

    Вариант «на живца»
    Вариант распределённой засады с ловлей на живца. Центральная зона поражения располагается вдоль предполагаемого маршрута противника. Дополнительные направленные засады размещаются вдоль маршрутов, по которым к атакованному противнику должны будут подходить подкрепления. Цель внутри центральной зоны поражения выполняет роль живца, заманивая силы подкреплений в зоны поражения внешних направленных засад. Нет необходимости придавать много сил внешним направленным засадам. Они могут оставаться небольшими, беспокоящими засадами, которые задерживают, дезорганизуют и мало-помалу сжирают противника цепью последовательных огневых контактов.

    Такой вариант может быть модифицирован использованием какого-нибудь объекта в качестве наживки для заманивания подкреплений в зоны поражения внешних направленных засад. Объект, занятый противником, заменяет собой центральную зону поражения и подвергается атаке. Хоть целью атаки и может являться отбивание объекта, это на самом деле необязательно – вполне допустимо атаковать только ради того, чтобы заманить дополнительные силы противника в зоны поражения внешних направленных засад.

    Эти два варианта наиболее эффективны в ситуациях, когда маршруты, по которым прибывают подкрепления противника, ограничены теми, которые удобны для устройства засад на них. Также, они более подходят для использования партизанскими силами, чем контр-партизанскими. Коммунистические партизаны во Вьетнаме очень широко использовали оба варианта.
    [свернуть]



    Организация и тактика действий афганских партизан

    Скрытый текст

    История свидетельствует, что афганцы свободо*любивы и фанатично преданы своим религиозным и культурным традициям. Они убеждены, что каждому моджахеду («борцу за веру»), павшему в борьбе с без*божниками-коммунистами, уготовано место в раю. Кроме того, любой афганец считает участие в войне лучшим способом подтверждения своего мужества и приобретения популярности («высокого рейтинга») среди соплеменников. Так же, как и все афганское общество, силы аф*ганских повстанцев были разобщены этнически, географически, конфессионально. Многочисленные по*пытки различных групп сопротивления объединиться не смогли устранить разделения их на две главные группировки: исламских фундаменталистов и умерен*ных националистов. В первой из этих группировок ве*дущую роль играли три партии: «Хезб-и-Ислами» под руководством Хекматиара; одноименная партия под руководством Халеса; «Джамиат-и-Ислами» под ру*ководством Раббани (последняя была влиятельна в ос*новном среди таджиков и отличалась высоким профес*сионализмом своих полевых командиров). Сторонников умеренных националистов было боль*ше, чем исламских ортодоксов. В их группировке наи*большим влиянием обладали тоже три партии: «На*циональный исламский фронт» (лидер — Гайлани); «Харакат-и-Енкелаб-И-Ислами» (лидер— Мохаммади); «Джабха-Неят-и-Мелли» (лидер — Моджадади). Обе указанные группировки объединяли мусуль*ман-суннитов. Но 10-15% населения Афганистана со*ставляют мусульмане-шииты, проживающие преиму*щественно в центральных и западных провинциях. У них имеются свои собственные партии, которые пы*таются следовать идеям лидера иранской революции аятоллы Хомейни. Суннитское большинство афганцев относится к учению иранского пророка резко отрица*тельно. Как бы там ни было, именно названные партии и группировки представляли силы афганского сопротив*ления в Пакистане, Китае, Иране и во всем осталь*ном мире. Главным каналом поставок оружия и сна*ряжения для повстанцев являлся Пакистан. Там же размещалось большинство учебно-тренировочных центров. Поэтому боевые возможности отдельных отрядов сильно зависели от характера взаимоотноше*ний представлявших их партий с властями этого го*сударства. Реальной силой в афганском сопротивлении обла*дали полевые командиры. Среди них наибольшую из*вестность получили четверо. Это Ахмад Шах Масуд, таджик, командир объединенных отрядов в долине Панджшер на северо-востоке страны. На севере и се*веро-западе господствовал Измаил Хан, узбек, бывший капитан королевской армии. В самом Кабуле и в его окрестностях прославились «городские партизаны» Абдул Хака. На юге и юго-западе объединенные силы партизан возглавлял Амин Бардак. Кроме перечислен*ных, в Афганистане действовали еще примерно 200-250 региональных командиров, в своем большинстве независимых от кого-либо. Общая численность бой*цов афганского сопротивления в разные периоды вой*ны колебалась между 120 и 200 тысячами человек. Вооружение партизан поначалу (в 1979-81 годах) состояло, в основном, из старых русских, английских и немецких винтовок, нередко времен мировой войны 1914-18 гг., а также из охотничьих ружей. Позже, благодаря поставкам из Египта и Китая, переходу на сторону повстанцев подразделений правительствен*ных войск, захвату трофеев на поле боя, закупкам у международных торговцев оружием, партизанские отряды получили вполне современное вооружение советской, китайской, американской конструкции. Наиболее часто встречались следующие модели: пи*столеты-пулеметы ППШ-41; автоматы Калашникова АК-47, АКМ, АК-74; штурмовые винтовки М-14 и М-16; снайперская винтовка СВД; ручные пулеметы РПД, РПК, ПК; ручные гранатометы РПГ-2 и РПГ-7; станковые пулеметы СГ-43 и СГМ; крупнокалибер*ные пулеметы ДШК (12,7 мм) и КПВ (14,5 мм); ручные гранаты РГ-42, РГД-5, РКГ-3; минометы калибром 57 и 82 мм; безоткатная пушка 82 мм; 23 мм автоматическая зенитная пушка; китайская система залпового огня (калибр 107 мм, дальность поражения до 8 километров); ручные зенитные ракеты СА-7 (Игла-1) египетского и китайского производства, «Стингер» производства США. Противопехотные и противотанковые мины были преимущественно китай*ского, египетского, итальянского, пакистанского про*изводства. Афганское движение сопротивления существенно отличалось от аналогичных движений в других стра*нах тем, что у него никогда не было единого коман*дования и единого стратегического плана боевых дей*ствий. На региональном уровне существовали три основные концепции ведения войны: 1. На юге и юго-востоке страны воевали оседлые и полукочевые племена, а также жители горных се*лений. Боевыми отрядами здесь командовали местные шейхи, которых всецело поддерживали мусульманс*кие священники (муллы). Военные операции обычно проводились после уборки урожая, т.е. между авгус*том и декабрем. Каждую предстоящую операцию об*суждали всем отрядом и план ее принимали только в случае согласия всех бойцов без исключения. Главным видом боевых действий являлись ночные атаки на опорные пункты правительственных или — значитель*но реже — советских войск. После очередного нале*та бойцы расходились по своим домам до следующего раза. В бою они вели себя очень смело, но в чисто во*енном отношении безграмотно, поэтому несли боль*шие потери. 2. Концепция Измаил Хана (север и северо-запад) сводилась к тому, чтобы иметь в каждом кишлаке хо*рошо вооруженный и обученный отряд, численностью 200-300 человек, всегда готовый к сражению. По су*ществу, это была концепция активной самообороны, так как такие отряды вели борьбу только в окрестно*стях своих селений, не удаляясь от них слишком да*леко (максимум — на расстояние 15-20 км). 3. Ахмад Шах Масуд (северо-восток) воевал мас*штабнее и успешнее всех остальных. Его концепция опиралась на опыт войн коммунистов в Китае и во Вьетнаме. Масуд создал отряды трех типов: а) отря*ды самообороны в каждом кишлаке, состоявшие из ме*стных жителей; б) отряды, действовавшие только в пределах своих постоянных участков (примерно так же, как отряды Измаил Хана). В них было по 30-40 человек (обычно молодежь) с легким стрелковым во*оружением. Эти люди отличались хорошей военной и идеологической подготовкой. В каждом отряде имел*ся исламский «политкомиссар»; в) мобильные отряды опытных бойцов, действовавшие на значительном уда*лении от своих баз, в том числе направлявшиеся для поддержки местных сил самообороны. Такие отряды имели самое .лучшее вооружение, в том числе тяже*лое стрелковое (безоткатные пушки, минометы и т.д.). Общая численность отрядов третьего типа составля*ла в разгар афганской войны примерно 4 тысячи че*ловек. 4, Концепция городской партизанской войны (в Кабуле, Герате, Кандагаре и других относительно крупных городах страны). В одном интервью, данном им в Пешаваре (Пакистан), Абдул Хак так изложил эту концепцию: «В городе партизаны пользуются прежде всего взрывчаткой и пистолетами. Из-за по*стоянных проверок на улицах и обысков невозможно применять другое оружие. Партизаны взрывают скла*ды с горючим, скопления грузовых автомашин, казар*мы, правительственные учреждения. Кроме того, мы разрушаем электросети, государственные промышленные предприятия, опорные пункты советских и ма*рионеточных войск, совершаем диверсии на аэродро*мах. Часто наши операции поддерживаются огнем ми*нометов или систем залпового огня, расположенных вне города». * * * Можно выделить три основных типа боевых дей*ствий афганских партизан: а) Оборона горных долин и кишлаков Перед советским наступлением на долину (на киш*лак) партизаны эвакуируют в горы все население. Так, во время одного наступления в Панджшере было эвакуировано 35 тысяч человек. У входа в долину (на подступах ккишлаку) они устанавливают минные заг*раждения, управляемые фугасы, сооружают препят*ствия, затрудняющие движение бронетехники. Глав*ную дорогу обычно оставляют открытой, чтобы иметь возможность атаковать с флангов и с тыла. Огневые средства поначалу были представлены только легким стрелковым вооружением. Но посте*пенно они усиливались минометами, станковыми и крупнокалиберными пулеметами, автоматическими зенитными пушками, реактивными установками зал*пового огня. Это оружие находилось.в земляных ук*рытиях, от артиллерийского огня и воздушных бом*бардировок модджахеды обычно прятались в скалистых пещерах. Там же располагались их склады боеприпа*сов. б) Засады против колонн снабжения Главной целью этих засад были, как правило, ав*тоцистерны с горючим. Охрана таких колонн обычно состояла из двух танков (Т-54, 55, 72), двух бронет*ранспортеров и взвода мотострелков. Сначала колон*ну останавливали в удобном для нападения месте взрывами мин или управляемых фугасов. Затем открывали огонь из гранатометов по танкам и БТР, а из ручных пулеметов и минометов по автоцистернам и грузовым автомобилям. Снайперы в это время унич*тожали тех, кто пытался организовать оборону (офи*церов, пулеметчиков). Крупнокалиберные пулеметы прикрывали моджахедов от советских боевых верто*летов, прилетавших на выручку попавшей в засаду колонны. Для получения поддержки с воздуха при на*падении на колонну требовалось, как минимум, 20 минут. Поэтому во многих случаях моджахеды успе*вали нанести огневой удар и начать отход до появле*ния вертолетов над местом боя. в) Блокада опорных пунктов и гарнизонов Тактика блокады заключалась в изматывании про*тивника минометными и ракетными обстрелами по но*чам, огнем снайперов в дневное время, установкой противотанковых мин на дорогах и противопехот*ных — на тропах. Минометы и ракетные установки партизан не имели постоянных позиций, а каждый раз меняли их. Блокада имела успех только в отношении войск кабульского режима. Нередко они не выдержи*вали и либо уходили со своих позиций в расположе*ние главных сил, либо сдавались в плен. Советские войска отвечали на ночные обстрелы артиллерийским огнем, воздушными бомбардировками партизанских позиций, а также рейдами подразделений спецназа. г) Нападения на города Иногда партизаны сосредотачивали крупные силы (до 20-25 тысяч человек) в окрестностях Кабула и еще нескольких важнейших городов (таких как Герат, Кандагар, Джалалабад, Хост) и производили мощные огневые налеты. Они вели огонь по местам располо*жения советских и правительственных войск из мино*метов, безоткатных и автоматических пушек, многостовольных реактивных установок, крупнокалибер*ных пулеметов. Под прикрытием этого огня мелкие группы партизан пытались проникнуть в городские кварталы, уничтожая на своем пути солдат и военную технику противника, разрушая его укрепления и ком*муникации. Как и блокада, этот вид боевых действий являлся относительно успешным только против войск кабульского правительства. * * * Слабыми сторонами партизан были следующие: низкий профессионализм командиров, неумение эф*фективно использовать современное оружие, плохая медицинская помощь раненым. В большинстве отрядов не хватало младших ко*мандиров, имевших тактическую подготовку. Поэто*му допускались многочисленные ошибки, например, безрассудные атаки «в лоб», сопровождавшиеся боль*шими потерями. А если на тропе, по которой в отряд доставлялись продукты питания и боеприпасы, появ*лялся советский заслон, то партизаны предпочитали вступать с ним в бой, вместо того, чтобы просто сме*нить маршрут. Безграмотные в своем большинстве партизаны имели крайне туманное представление о таких вещах, как баллистическая траектория или динамика взры*ва. Поэтому они редко когда правильно пользовались минометами и реактивными установками. Расход снарядов к ним был непропорционально велик по сравнению с результатами огня. Не умели они само*стоятельно изготавливать мины и гранаты, грамотно ставить минные заграждения и фугасы. После тяжелых ранений выживало очень малое число партизан. А от ранений средней тяжести боль*шинство становилось инвалидами. Это объясняется тремя причинами. Во-первых, нехваткой в отрядах врачей, медикаментов, инструментария. Во-вторых, привычкой афганцев стойко переносить самые тяже*лые ранения и ожоги, вследствие чего они либо вооб*ще не обращались за помощью к врачам, либо дела*ли это слишком поздно. В-третьих, плохим уходом за ранеными, антисанитарией, несоблюдением предпи*санного раненым режима.
    Источник: Портал "Современная армия"
    [свернуть]



    Тактика действий советских войск против партизан.
    АФГАНИСТАН.

    Скрытый текст


    Советские войска в Афганистане решали следую*щие оперативно-тактические задачи: а) Осуществляли оборону своих гарнизонов и опорных пунктов. С этой целью вокруг гарнизонов (военных городков) создавали кольцо минных полей, ставили проволочные заграждения и средства сигна*лизации. Все подступы простреливались из артилле*рийских орудий, систем залпового огня, пулеметов и минометов. Внутри периметра обороны были постро*ены укрытия для личного состава, техники, складов, защищавшие от ракетно-минометных обстрелов. Эти меры обеспечивали надежную защиту от партизан, но значительно ограничивали мобильность войск. Им приходилось выдвигаться по узким извилистым про*ходам среди собственных мин, нередко — под огнем моджахедов. б) Защищали свои коммуникации. Так, вдоль глав*ной транспортной магистрали, дороги (и трубопрово*да) Термез — Саманган — перевал Саланг — Шари-кар — Кабул, через каждые 3-5 километров были расположены блокпосты. Они имели различное вооружение, например, на равнинных участках дороги основную силу каждого из них составляли три закопанных в землю танка. На горных участках вместо танков могли стоять БМП или же бронетехника во*обще отсутствовала. Личный состав (обычно один стрелковый взвод) был укрыт за каменными (в горах) либо земляными оборонительными сооружениями. На подступах к блокпостам ставились противопехотные мины. В случае нападения партизан на блокпост его командир немедленно обращался по радио за поддер*жкой — воздушной, артиллерийской (все окрестнос*ти заранее пристреливались) или живой силой. Аналогичным образом охранялась дорога (и тру*бопровод) Кушка — Герат — авиабаза Шинданд в за*падной части страны. Для затруднения действий партизан вдоль обеих дорог были постепенно разру*шены все близлежащие селения и отдельно стоящие постройки. в) Охраняли транспортные колонны на марше. Как уже сказано выше, типичное охранение состояло из двух танков или боевых машин пехоты, двух бронет*ранспортеров и одного взвода мотострелков. Практи*ка показала, что такого охранения было мало. Тогда к проводке колонн стали привлекать подразделения спецназа или десантников. Они высаживались с вер*толетов по обе стороны дороги впереди движущейся колонны и если партизаны пытались устроить заса*ду, то сами попадали в нее. Элемент внезапности ус*транялся, колонна подходила в полной готовности к бою, а по радио тем временем вызывалось подкреп*ление. Десант затем снова садился в вертолеты и пе*ребрасывался еще на несколько километров вперед. Этот способ оказался весьма эффективным средством охраны конвоев. г) Осуществляли артиллерийские обстрелы и воз*душные бомбардировки партизанских опорных пунк*тов в горах и селениях. Самолеты Ту-16 и Су-24 сбрасывали бомбы с большой высоты (до 12 км). Штур*мовики Су-25 и вертолеты проводили неожиданные налеты на малых высотах, используя при этом свои пушки и ракеты. С вертолетов, кроме того, часто сбрасывались специальные мины на горные тропы и перевалы, через которые проходили пути снабжения партизанских отрядов. Артобстрелы производились по площадям. Основ*ными средствами были системы залпового огня БМ-21 и БМ-27 (220 мм реактивные снаряды), 122 мм га*убицы Д-30, 76 мм горные гаубицы М-69, 100 мм противотанковые пушки, 240 мм минометы. Именно в результате воздушных налетов и артобстрелов име*ли место значительные жертвы среди гражданского населения, не участвовавшего в боевых действиях (женщины, дети, старики). д) Массированные наступательные операции с це*лью уничтожения отдельных партизанских отрядов, их укрепленных баз, тылового обеспечения. В основном, такие операции проводились против формирований Ахмада Шах Масуда в долине Панджшер (9 «гене*ральных» наступлений!). Каждому наступлению пред*шествовали мощные артобстрелы и ракетно-бомбовые удары авиации. Например, во время 7-го наступле*ния производилось до 100 бомбардировок в день. За*тем шли танки, за ними БМП и БТР с мотопехотой. На господствующих высотах по сторонам от главной линии наступления с вертолетов высаживались стрел*ковые подразделения, прикрывавшие движущиеся внизу войска от огня с флангов. Однако результат, как правило, оказывался мини*мальным. Партизаны успевали уходить от ударов не*поворотливой военной машины. Чтобы сделать невоз*можным их возвращение на прежние места, советские войска разрушали оставленные жителями кишлаки и хутора, оросительные сооружения, уничтожали скот и посевы, вырубали сады. е) Операции по прорыву блокады осажденных со*ветских и афганских гарнизонов (преимущественно в пограничных с Пакистаном провинциях Пактия, Ку-нар, Забуль). Они проходили достаточно успешно. Практически всегда колонны грузовиков и автоцистерн достигали своего места назначения, доставляя осажденным боеприпасы, продукты питания, медика*менты, свежий личный состав. Потери на марше не превышали допустимых пределов, так как колонны от*правлялись в путь внезапно и с учетом разведданных о местах расположения партизан, с воздуха их при*крывали боевые вертолеты, в составе конвоев имелось много бронетехники и мотострелков. ж) Операции подразделений спецназа. К ним от*носились: засады на караванных и горных тропах, а также их минирование; уничтожение складов оружия и боеприпасов; ликвидация штабов и отдельных по*левых командиров (в том числе на территории Паки*стана), Эти действия были достаточно успешными, од*нако они стали проводиться только с 1985 года. Ранее подразделения спецназа использовались не по назна*чению: охраняли авиабазы, высшее командование, даже некоторые транспортные колонны; штурмовали партизанские опорные пункты; поддерживали высад*кой с вертолетов на прилегающие высоты наступаю*щие мотострелковые и танковые части. * * * Война выявила ряд слабых сторон в действиях со*ветских войск: - Личный состав (и солдаты, и офицеры, и генера*лы) совершенно не был подготовлен к боевым действи*ям в горах и горных долинах. В то же время специальные горнострелковые войска в Афганистан не вво*дились; - Личный состав не был готов и к войне с партиза*нами. Приобретаемый опыт в большинстве случаев оставался невостребованным, так как постоянно про*исходила замена бойцов и командиров, отслуживших установленные сроки, на необстрелянное пополнение; - Необходимые решения принимались в большин*стве случаев слишком медленно. Так, артиллерийская поддержка частей, атакованных партизанами, обыч*но начиналась не раньше, чем через час после этого. Боевые вертолеты и самолеты прилетали к месту боя с опозданием в 2-3 часа. Мотострелки являлись на вы*ручку транспортных колонн тогда, когда уже все было кончено; - Связь и оперативное взаимодействие между раз*личными видами войск (мотострелками, артиллерис*тами, танкистами, десантниками, авиаторами) были налажены плохо; - Младшие офицеры (командиры взводов и рот) в своем большинстве.отличались склонностью к шаб*лонным действиям «по уставу», отсутствием изобре*тательности, медлительностью, стремлением избегать ответственности за принятие рискованных решений. В сочетании со всем вышеперечисленным это при*водило к тому, что даже гвардейцы-десантники (са*мые боеспособные советские солдаты) попадая в за*саду, погибали целыми отделениями и взводами. Качество снаряжения и сложной военной техники (такой как вертолеты, самолеты, бронетехника, сред*ства наблюдения и связи) оставляло желать много луч*шего. Моральное состояние военнослужащих, вынужден*ных сражаться и погибать на чужой земле неизвестно ради чего, с каждым годом становилось все хуже. Среди личного состава широко распространились такие явления как пьянство, наркомания, азартные игры, спекуляция на «черном рынке», контрабанда. Многие солдаты в результате пребывания на войне приобре*тали психические расстройства. По официальным данным в Афганистане погибло около 14 тысяч советских солдат и офицеров, пример*но 50 тысяч получили ранения. По неофициальным сведениям, число погибших составило 40-45 тысяч, раненых до 130 тысяч. Заключение К началу 1989 года итоги девятилетней войны в Афганистане выглядели следующим образом. Кабуль*ский режим с 4 мая 1986 г. возглавлял Наджибулла, бывший руководитель службы госбезопасности ХАД. Он контролировал города, рудники по добыче полез*ных ископаемых и примерно 8% селений (кишлаков). От четырех до шести миллионов афганцев находилось в лагерях беженцев на территории Пакистана и Ира*на. В результате военнных действий погибло не ме*нее 900 тысяч афганцев. Число инвалидов и больных не поддается никакому учету. Радикально изменить ситуацию в свою пользу не удавалось ни той, ни другой из противоборствующих сторон. Афганистан стал для СССР настоящей «чер*ной дырой», в которой бесследно исчезали гигантские средства. По оценкам западных экспертов, афганская война обошлась советскому государству в 80 милли*ардов долларов! Таких расходов централизованная со*ветская экономика, полностью исчерпавшая свои воз*можности, больше нести не могла. По существу, в СССР начался экономический кризис, повлекший за собой кризис внутренней политики. В стране возник*ло и с каждым днем усиливалось недовольство наро*да бессмысленной войной. Пришлось публично признать, что «первоначаль*ные цели, провозглашенные ДНПА, не были достиг*нуты. От них отказалась сама партия, само револю*ционное правительство. А если так, то присутствие советских войск в Афганистане теряет свой смысл» (газета «Советская Россия»). И дело завершилось выводом советских войск в феврале 1989 года. По материалам брошюры Г. Брудерера «Афганская война», 1989)
    Источник: Портал "Современная армия"
    [свернуть]




    ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА
    Взгляд профессионала
    М.Ю. Теплинский

    Скрытый текст


    Азы

    Разведка есть важнейший вид боевого обеспечения. В современных условиях она представляет собой совокупность мероприятий, проводимых командирами всех уровней, штабами и войсками по добыванию и изучению сведений о действующем или вероятном противнике и местности, необходимых для подготовки и успешного ведения дальнейших действий.
    Она включает деятельность командиров и штаба по организации разведки, непосредственные действия сил и средств разведки по добыванию необходимых сведений о противнике и местности, а так же работу офицеров штаба по сбору и обработке этих сведений, их докладу заинтересованным в этом лицам. В частности, эта статья посвящена войсковой разведке, ее месту в системе военной разведки.
    Военная разведка в зависимости от целей, масштаба деятельности и характера выполняемых задач подразделяется на:
    1 стратегическую;
    2 оперативно-тактическую;
    3 тактическую.
    В зависимости от сферы действия, привлекаемых сил и средств военная разведка делится на пять видов:
    1 наземная;
    2 воздушная;
    3 морская;
    4 космическая;
    5 специальная.
    В свою очередь тактическая разведка сухопутных войск делится на наземную и воздушную. А вот наземная разведка включает: войсковую, радио- и радиотехническую, радиолокационную, химическую и бактериологическую.
    Вот мы, наконец, и добрались до «нашей» войсковой разведки.
    Войсковая разведка ведется разведывательными, мотострелковыми, полковыми, парашютно-десантными и десантно-штурмовыми подразделениями.
    Способами ведения войсковой разведки являются: наблюдение, подслушивание, поиск, налет, засада, разведка боем.
    В общевойсковых соединениях, частях и их подразделениях для ведения войсковой разведки назначаются:
    1 - от дивизии - разведывательные отряды, разведывательные дозоры, разведывательные группы, офицерские разведывательные дозоры, подразделения для проведения поисков, устройства засад, подразделения для проведения разведки боем, наблюдательные посты;
    2 - от полка - разведывательные отряды, разведывательные дозоры, офицерские разведывательные дозоры, подразделения для проведения поисков, устройства засад, наблюдательные посты;
    3 - от батальона - боевые разведывательные дозоры, подразделения для устройства засад, дозорные отделения, наблюдательные посты;
    4 - от роты - дозорные отделения, наблюдатели, а иногда боевые разведывательные дозоры;
    5 - от взвода, отделения - наблюдатели, дозорные.
    Непосредственно ведение войсковой разведки ложится на штатные и нештатные разведывательные подразделения и части. Если оценить их возможности, то получается, что они не смогут в установленное время обеспечить надлежащим объемом информации командиров и штабы.

    Приведем простейший пример.
    В воздушно-десантной дивизии для ведения войсковой разведки существуют штатные разведывательные части и подразделения: это отдельная разведрота дивизии, полковые разведывательные роты, нештатные разведывательные взвода парашютно- десантных батальонов.
    Как правило, ВДВ ведут боевые действия в тылу противника, а значит роль подразделений разведки огромна. Но если рассмотреть возможности разведывательных подразделений (штатных), то они не смогут выполнить объем возлагаемых на них задач. Опыт учений и результаты исследований показывают, что штатных сил и средств разведки, особенно при выполнении дивизией непосредственной задачи, недостаточно. Район десантирования дивизии по самому минимальному варианту (при 3-4 площадках приземления) может занимать площадь 25-30 км2 с периметром 75-90 км. С удалением разведподразделений от мест приземления до 10 км, периметр района действий разведки возрастает до 120-150 км. Дивизия может выделить из состава штатных разведподразделений по максимуму 12РД, а с учетом нештатных взводов разведки батальонов (9) это составит в общем 21 разведорган (РД-12, РД- 9). Известно, что РД или БРД в составе взвода может просматривать полосу шириной до 2 км по среднепересеченной полуоткрытой местности. Таким образом, войсковые органы, даже задействованные полностью, смогут просматривать не более 40-50 км, то есть одну треть. Это обстоятельство вызывает необходимость привлекать дополнительные силы из состава парашютно-десантных подразделений. Рассмотрим нештатные разведывательные взвода батальонов. Можно ли их вообще рассматривать как разведчиков?
    В программе б/подготовки ПДП разведывательной подготовке отведено семь часов во время обкатки молодого пополнения (темы типа «Организация, вооружение и тактика действия подразделения вероятного противника», «Разведывательные признаки расположения противника на местности и подготовки его к боевым действиям) и восемь часов отводится в курсе тактической подготовки на отработку тем «Взвод в разведке», «Взвод в боевом подвижном охранении». Плюс с нештатными разведвзводами батальонов проводятся двухнедельные полевые сборы под руководством начальника разведки части.
    Неужели этого достаточно, чтобы из простых солдат подготовить разведчиков? Тем более в современных условиях, когда офицеры не отличаются глубокими знаниями и методическим мастерством. Стоит добавить, что далеко не все разведподразделения укомплектованы по полному штату, вопреки приказу командующего ВДВ.
    Сержанты

    Офицер в разведподразделении - это царь и бог, по крайней мере так должно быть. А сержант - это его наместник. Именно сержантами должна проводиться вся базовая подготовка солдат-разведчиков. Однако такое положение в частях сегодня существует только на словах. Практически в стране не осталось ни одного учебного заведения, где бы готовились специалисты разведчики - младшие командиры. Как правило их обучают непосредственно в подразделениях, выбирая из наиболее подготовленных солдат. Эффективность такого обучения крайне низкая, так как времени на него почти нет, да и профессиональный уровень современных офицеров- разведчиков низок.
    Уничтожены предпосылки для возврата к нормальному положению дел - сержантов уравняли с рядовыми солдатами как по правам, так и по денежному содержанию, а ведь это в корне не верно. Любой офицер, служивший в разведке хотя бы 10-15 лет назад, может с уверенностью сказать, что в его время сержанты самостоятельно проводили занятия с личным составом и были по своей подготовке на голову выше настоящих.

    Отбор и комплектование

    «Рост выше 190, кулак как пивная кружка - в разведку!» - Примерно так отбираются нынче разведчики из числа молодого пополнения. Конечно, физическое состояние солдата это не последний вопрос при отборе, но и не первый. Прежде всего нужно определить уровень его мышления, наблюдательность, память, волевые качества. Разведчик - это воин-универсал, но прежде всего наблюдатель.
    Сейчас в армию идет очень слабый во всех отношениях призывной контингент, тем более необходим тщательный отбор в разведку, ведь уровень задач только возрастает.
    Немаловажный вопрос комплектования отделений, взводов, к которому нужно отнестись очень серьезно. В древности подразделения могли комплектоваться по росту, цвету волос, форме носа, по национальности и т.п. Сейчас основным является принцип психологической совместимости военнослужащих. Что можно ожидать от, к примеру, боевой двойки, состоящей из солдат, совершенно не подходящих друг другу ни по темпераменту, ни по интеллекту?
    К комплектованию разведывательных подразделений офицерами и прапорщиками необходимо предъявлять еще большие требования, нежели к солдатам. В первую очередь, недопустимо, чтобы офицер или прапорщик попадал в разведподразделение, не имея хотя бы годового стажа службы в офицерской должности. В разведку он должен попасть, уже в определенной степени раскрыв себя как командир. Если же напротив, в подразделение попадает офицер сразу после училища, он начинает переучиваться и это сильно сказывается в ходе боевой подготовки на его подчиненных.
    Правильно проведенные мероприятия по комплектованию разведподразделения сильно помогут на этапе слаживания в системе боевой подготовки.

    Подготовка

    Как уже отмечалось выше, существует достаточное количество литературы по одиночной и специальной подготовке разведчика. На этапе раздельного обучения целесообразно закрепить за каждой специальностью определенного офицера, который бы в этот период за нее отвечал, то есть создать учебные группы по специальностям, где вышеназванные офицеры являлись бы руководителями (с офицеров требования по овладению всеми специальностями при этом не снимается).
    В конце этапа раздельного обучения нужна подготовка по взаимозаменяемости личного состава. В основу совместного периода обучения необходимо положить вопросы боевого слаживания боевых «двоек», «троек»; групп, отделений; взводов и рот. Руководствоваться при этом принципами «от простого к сложному» и «минимум условностей, максимум боевой обстановки».
    На этом этапе основную роль играет командир разведподразделения. Здесь он, как художник, должен реализовать свое «виденье» боевой подготовки. Прежде всего нужно добиться таких взаимоотношений между обучаемыми, чтобы они чувствовали друг друга не только кончиками пальцев, но и подсознательно, понимали бы с полувзгляда, разговаривали языком жестов, мимикой, определенными сигналами. Вот тут как раз играет роль внутриколлективный климат и психологическая совместимость.
    Необходимых чувств товарищества, коллектива, своей личной ответственности не добиться без самых серьезных для разведчиков испытаний, причем чем испытания тяжелее, тем тесней будут в коллективе отношения. Хоть это и запрещено, но в отдельных случаях даже наказания должны быть коллективными. Здесь огромное поле для деятельности зам. командира по воспитательной работе, психолога части, ежели такой имеется. Характерны для этого периода постоянные проверочные занятия в виде соревнований на лучшую «двойку», «тройку» и т.д.
    Ну и венец этому, конечно, тактические учения, которые должны быть реальным показателем уровня боевой подготовки любого подразделения.

    Применение

    Крайне важную роль в организации процесса боевой подготовки и разведки в целом играет общевойсковой командир, который должен глубоко понимать суть современного боя и, соответственно место войсковой разведки в нем. Именно этому командиру предстоит ставить задачи разведчикам в реальном бою и если это ограниченный, не творческий человек, то беда. Опыт войн в Афганистане, Приднестровье, Чечне показывает, что творчества общевойскового командира хватает только на то, чтобы изобрести для разведподразделений «свеженькую задачку» типа охраны штаба, сопровождения колонны с мат. средствами или применения их как простых общевойсковых подразделений. Таких командиров, не по назначению использующих разведчиков, необходимо наказывать строжайшим образом. Это «пятая колонна» внутри армии, своим невежеством они наносят больший вред, чем противник. Напротив, грамотное использование разведподразделений зачастую позволяет во много раз снизить собственные потери и достичь успеха меньшими средствами.

    Для хорошего офицера-разведчика его специальность становится и увлечением, и стилем жизни. Я неоднократно наблюдаю, как офицеры разведки не смотря ни на что - задержки зарплаты, проблемы с жильем, работу без выходных, делают свое дело так как полагается. Просто они, как профессионалы, не умеют работать плохо. С этими офицерами я готов служить в любой точке земного шара. Суть нашей службы зависит от нас самих, как мы себе ее поставим и спланируем, так она и будет проходить.
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	SOzSrgWB4bc.jpg 
Просмотров:	182 
Размер:	47.7 Кб 
ID:	575   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	943GHY0ZGVk.jpg 
Просмотров:	184 
Размер:	42.8 Кб 
ID:	576   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Q8_mSjNi5Ss.jpg 
Просмотров:	161 
Размер:	53.6 Кб 
ID:	577   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	DfDNKblnNxc.jpg 
Просмотров:	156 
Размер:	41.2 Кб 
ID:	578   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	nqIo8IbNAF8.jpg 
Просмотров:	173 
Размер:	56.8 Кб 
ID:	579  

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Dna08n0Ymcw.jpg 
Просмотров:	174 
Размер:	42.2 Кб 
ID:	580   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	IE_U77kwEPI.jpg 
Просмотров:	178 
Размер:	58.3 Кб 
ID:	581   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	qB5BPVqMfOA.jpg 
Просмотров:	173 
Размер:	53.5 Кб 
ID:	582   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	ST2hGe80AIY.jpg 
Просмотров:	185 
Размер:	54.7 Кб 
ID:	583   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	T5yaZPPc5sE.jpg 
Просмотров:	163 
Размер:	38.4 Кб 
ID:	585  

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	I6LqZLaH5Pw.jpg 
Просмотров:	173 
Размер:	95.0 Кб 
ID:	586   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	YZMgeueSqFY.jpg 
Просмотров:	171 
Размер:	83.3 Кб 
ID:	587   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	G53pIikg4Cg.jpg 
Просмотров:	179 
Размер:	116.7 Кб 
ID:	588   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	N3MCm0N6ek0.jpg 
Просмотров:	154 
Размер:	57.3 Кб 
ID:	589   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Ambush.jpg 
Просмотров:	165 
Размер:	470.7 Кб 
ID:	590  

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	234933.jpg 
Просмотров:	149 
Размер:	243.3 Кб 
ID:	591   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	IRiGx1Wpe-o.jpg 
Просмотров:	163 
Размер:	80.5 Кб 
ID:	592   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	XJ-8AoKgDzE.jpg 
Просмотров:	175 
Размер:	80.7 Кб 
ID:	593   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	rossia_GRU_foto2.jpg 
Просмотров:	161 
Размер:	69.1 Кб 
ID:	594  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  2. #2
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    Опыт боевых действий в городских операциях

    Скрытый текст

    ...Как экспедиционный элемент передового развертывания военной мощи Соединенных Штатов,
    Корпус Морской Пехоты Соединенных Штатов (USMC) подготовлен для быстрых и эффективных
    действий в наиболее нетрадиционных ТВД. С учетом этого уникального боевого назначения, КМП
    получил большой опыт действий в городской среде - например, сражения за Сеул и Хюи в
    Корейской и Вьетнамских войнах соответственно. В 1990-ых годах морская пехота участвовала в
    нескольких главных миротворческих операциях , все из которых требовали концентрации сил в
    главных городских центрах. Действия в Панаме, Либерии, Сомали, Гаити, Боснии и Косово
    показали, что военные операции в условиях городской территории (Military Operations on Urbanized
    Terrain - MOUT) комплексны и непросты. Подготовка к действиям в городских операциях требует
    тщательного обучения в увеличенном объеме и непрерывного обновления в стратегии, операциях
    MOUT, тактике, методах и процедурах (TTPS) и технологиях.

    В будущем городская среда поставит морских пехотинцев в условия, требующие проведения
    одновременно военных действий многих различных категорий. Операции по поддержке
    гуманитарных миссий, миротворческие акции и полномасштабный, с высокой интенсивностью бой
    могут происходить одновременно в пределах трех городских кварталов (блоков). Командование
    Корпуса Морской Пехоты обозначило эту концепцию как "3-квартальная война"
    Взаимопроникновение и координирование этих различных операций, каждая из которых имеет
    свои характерные особенности, требует от Морских пехотинцев использования их навыков и
    возможностей на возможных направлениях. Присутствие больших количеств нонкомбатантов и
    потенциальные трудности в различении нонкомбатантов от сил противника усложнит действия в
    городской среде.

    Краткий обзор:

    При изучении вероятности будущих действий в городских условиях в 1997 КМП провел
    предварительную оценку уроков городских войн, изученных при помощи объединенной военной
    игры по ближней поддержке и сопровождению(CSEEA). Для демонстрации городских операций
    были выбраны три сценария из спектра конфликтов средней и низкой интенсивности. Анализу
    были подвергнуты:

    Российские военные действия в городских районах Чечни (с особым вниманием к боям в Грозном)
    в период 1994-96 годов,
    Израильский опыт действий в городских условиях на территории южного Ливана в период
    операции ―Мир Галилее‖ в 1982, и
    Британский военный опыт в Северной Ирландии с 1969 до 1996, со специальным акцентом на
    периоде от 1969 до 1976, когда британская армия имела главенствующую роль в операциях
    безопасности.
    Изученные Уроки:

    Анализ русских, израильских и британских военных действий в городской местности вывел
    следующие стратегические, оперативные, тактические и технические уроки:

    Стратегические Уроки:

    Военная акция не может решить глубоко скрытые политические проблемы, но поможет выиграть
    время для поиска политического решения.
    Трудно хорошо сформулировать политические стратегические цели операции, понятные для
    военного персонала и могущие служить логической основой их действий.
    Вопреки ожиданиям, городские действия не являются недолгими и дешевыми.
    Командование и управление в городских операциях затруднено в силу противоречивости
    поступающих и- или неясности сведений, особенно когда полиция и воинские части смешаны
    между собой.
    Проблемы разобщенности структур управления могут быть усилены вмешательством
    руководителей высшего ранга на оперативном уровне.
    Отсутствие непрерывности управления на высшем уровне также отрицательно сказывается на
    течении операции.
    Локальные парамилитарные формирования, вероятно, получат поддержку извне.
    Потери среди гражданского населения и причинение ущерба собственности (разрушение домов и
    т.д.) увеличивается с ростом потерь среди сил безопасности.
    Когда силы безопасности начинают достигать реальных результатов, противник может атаковать
    цели в родной стране сил безопасности и/или их персонал, размещенный за границей.
    Парамилитарные формирования часто стремятся к достижению скорее политического
    преимущества, чем военных результатов.
    Видимое преимущество накапливается на стороне, меньше заботящейся о безопасности
    гражданского населения.
    Оперативные Уроки:

    Весьма важно иметь хорошо проработанную военную доктрину городских операций, но этого
    недостаточно.
    Обучение действиям и тактике городской войны на основе ситуационных тренировок увеличивает
    боевую эффективность и снижает потери.
    Упростить правила и обязанности, имеющие значение для городских боев.
    Даже упрощенные правила иногда становятся трудновыполнимыми, особенно перед лицом
    повышающихся потерь среди сил безопасности.
    Темп действий в городской среде настолько интенсивен, что личный состав имеет тенденцию к
    быстрому ―перегоранию‖.
    Подавляющая огневая мощь может кратковременно восполнить организационные и тактические
    недоработки, в особенности если стороны игнорируют сопутствующие разрушения.
    Городской бой – экстремален для личного состава, интенсивен и приводит к существенной убыли
    людей и материальной части среди атакующих.
    Психологические действия - основной элемент любой военной операции в городской среде.
    При проведении городских операций действия пехоты весьма интенсивны, что влечет за собой
    большое количество потерь.
    В условиях городских боевых действий система материально-технического обеспечения
    подвергается крайней перегрузке из-за необычных требований и высоких норм расхода в
    некоторых видах снабжения.
    Пространственные и обзорные характеристики городской и обычной войны отличаются. При
    городском бое большее количество "вертикали" , действия обычно ведутся как в высоких зданиях
    (строениях), так и в коллекторах и подвалах.
    Спецподразделения - крайне полезный инструмент в городской обстановке, но весьма часто
    используются неправильно, в силу непонимания обычным командованием путей эффективного
    использования их специальных навыков.
    Крупномасштабное движение городских нон-комбатантов может существенно препятствовать
    военным действиям.
    Нельзя рассчитывать на разумное поведение нон-комбатантов.
    Стратегическое бомбометание и ближняя авиационная поддержка могут использоваться для
    поддержки на поле боя даже в городских условиях.
    Стандартные структуры воинских частей часто не соответствуют требованиям городского боя.
    Ошибочная недооценка важности дел гражданских лиц и психологических операций дорого может
    стоить командованию.
    Десантные операции могут иметь важную роль в городской войне, особенно в достижении
    тактической внезапности.
    Тактические Уроки:

    Обеспечение строгой защищенности каналов связи необходимо даже при ведении операции
    против относительно примитивных врагов.
    Ночные действия в городской среде особенно сложны.
    Части, ведущие городские операции, нуждаются в специальном оборудовании, отсутствующем в
    штатном перечне снаряжения.
    Танки и бронетранспортеры не могут действовать в городах без расширенной поддержки
    спешенной пехоты.
    Обученные снайперы - очень высокоэффективны, но, видимо, в дефиците.
    Если патрулирование является основой стратегии сил безопасности, оно будет отличаться от
    обычного боевого патрулирования и должно быть хорошо скоординировано.
    Удары по своим подразделениям - серьезная проблема в городах, в связи с затрудненностью
    опознавания ―свой-чужой‖.
    Главные гражданские структуры в городах (например, больницы, церкви, банки, посольства)
    обычно расположены в тактически выгодных точках, таких, как крупные перкрестки, и/или
    построены из особопрочных конструкций. Поэтому такие строения особенно полезны для
    обороняющихся в городах .
    Артиллерия, ведущая огонь прямой наводкой и противовоздушная артиллерия могут быть ценным
    инструментом в городском бою, в особенности если стороны игнорируют сопутствующие
    разрушения.
    Управление небольшими подразделениями, особенно на сержантском уровне, является
    критическим для тактического успеха в городских операциях.
    Восстановление поврежденных бронированных машин в городских районах затруднено.
    Сведения разведки, особенно из людских источников, являются критическими для успеха
    городских операций.
    Засадные действия малых групп по принципу ―удар-отход‖ - любимая тактика городских
    парамилитарных формирований.
    В районах руин и больших разрушений гусеничные машины предпочтительнее колесных
    транспортных средств и наоборот.
    Работа вертолетов в городской боевой среде крайне затруднена, однако они весьма полезны в
    передислоцировании сил и снаряжения.
    Боевая загрузка солдата должна быть максимально сокращена, так как городская война требует
    большей индивидуальной маневренности и выносливости.
    Солдаты иногда преднамеренно неправильно используют или изменяют ―несмертельные‖
    технологии, чтобы сделать их более вредоносными, чем предусмотрено.
    Очень существенны для успешных городских операций точные и современные карты.
    Шоковый эффект артиллерийского налета по прошествии времени снижается .
    Технические Уроки:

    Некоторые элементы боевого снаряжения вероятно, потребуют доработки и изменения в полевых
    условиях для более успешного противостояния вражеской тактике и оборудованию.
    Индивидуальное стрелковое оружие (пистолеты) оказывает непропорционально большое, хотя и
    не решающее влияние на результат городских боев.
    Индивидуальные бронежилеты существенно снижают потери.
    Дым увеличивает выживаемость в городских местностях, но вносит существенные осложнения
    (например, препятствует визуальной связи, снижает способность к вождению операторов
    транспортных средств и замедляет среднюю скорость движения).
    Минометы высоко оценены и атакующими и обороняющимися в городских операциях, но могут
    быть менее эффективны чем предполагалось.
    В городском бою пулеметы могут быть более полезны, чем штурмовые винтовки (автоматы).
    Зенитные пулеметы эффективны для подавления наземных целей.
    Тяжелые крупнокалиберные пулеметы все еще являются хорошей защитой против близкого удара
    с воздуха, особенно вертолетов.
    Для военных целей в городах можно успешно использовать имеющиеся в наличии коммерческие
    технологии
    РПГ- вездесущее и очень эффективное оружие в городском бою.
    Бронированные машины требуют большего количества защиты при действии в городах, и защита
    должна быть распределена иначе, чем для обычного поля боя.
    Дистанционно пилотируемые летательные аппараты (ДПЛА) могут обеспечивать
    развединформацией в режиме реального времни, но ее правильная интерпретация аналитиками
    крайне затруднена.
    Против сил безопасности противник часто использует самодельное оружие, включая химическое.
    Слабо защищенные бронированные машины имеют весьма ограниченное значение в городских
    условиях.
    Боевая инженерная техника, особенно бронированные бульдозеры, может стать критически
    значимой в городском бою.
    Боерипасы объемного взрыва (БОВ) очень эффективны в городах, в особенности если стороны
    игнорируют сопутствующие разрушения.
    Несмотря на их наличие, высокоточные артиллерийские управляемые снаряды (PGMS) редко
    используются в городских действиях.
    Авиационные управляемые боеприпасы обычно использовались намного больше, чем
    артиллерийские PGMS, в случаях, когда их применению не мешали сложные метеорологические
    условия.
    ―Противобункерное‖ оружие просто бесценно для городского боя.
    ―Несмертельные‖ технологии редко использовались при выполнении боевых задач. В то же время,
    ―несмертельное‖ оружие было более широко задействовано при операциях по контролю над
    толпой и подавлении беспорядков.
    Широкое использование ―несмертельного‖ оружия может стать неэффективным, потому что
    демонстранты могут приобретать иммунитет к его воздействию.
    Обычные военные рации, вероятно, будут неэффективны для городских действий и работы в
    зонах застройки.
    Заключение:

    Весьма вероятно, что в будущем американские силы будут участвовать в операциях низкой и
    средней интенсивности в развивающихся или слаборазвитых странах мира. Также вероятно, что
    большой процент от этих действий выведет американские силы в MOUT. Согласно оценкам
    Организации Объединенных Наций, городское население развивающихся стран во всем мире
    увеличивается примерно до 150,000 человек ежедневно, с наиболее явным приростом в Африке и
    Азии.

    К 2025 году трое из пяти из жителей планеты будут жить в городских районах. В некоторых
    развивающихся странах, темп роста городского населения превысит темпы развития городских
    служб. Жилье, вода, и работа будет в дефиците, вызывая бедность, болезни и преступления.
    Переполненные условия создадут среду социального и экономического напряжения, которое
    может в конечном счете находить выход в форме вспышек ярости.

    Русский, израильский и британский опыт MOUT служат примером военной стратегии,
    потенциально приемлемой для полутрадиционных и нетрадиционных сил во всем мире.
    Осознавая себя неспособными противостоять большим, лучше вооруженным военным силам в
    районах обыных боевых дейтвий, тяжелой артиллерии, бронетехнике и высокотехнологичным
    системам управления, более слабые силы могут попытаться компенсировать свою слабость
    применением ассимметричных мер типа партизанской войны - включая партизанскую войну на
    городской местности. Используя знакомую местность в родных городах для проведения
    партизанские действия против вмешательства обычных армий, чечены, ООП и парамилитарные
    формирования Северной Ирландии использовали неспособность русских, израильских, и
    британских вооруженных сил адаптировать их тактику и технологию к городской среде. Обычные
    силы узнали, что ведение войны нетрадиционными методами в городских условиях вносит
    трудности и проблемы, полностью чуждые боевым действиям в любом другом типе местности.
    Хотя русские, израильские и особенно британские войска продемонстрировали способность
    адаптироваться к проблемам, возникшим в соответствующем MOUT, в каждом случае имелись
    недостатки подготовки (по крайней мере первоначально в Северной Ирландии), которые сделали
    операцию намного больше длительной и дорогостоящий, чем первоначально ожидалось.

    Будем надеяться, что руководство национального командования развернет подготовку USMC к
    действиям в городских условиях, чтобы снизить возможные катастрофические потери и
    сопутствующее разрушения. Кроме того необходимо, чтобы американская концепция будущего
    MOUT была разработана с учетом уникальных проблем, которые встанут перед ними . Русский,
    израильский и британский опыт показывает, что факторы типа разрушения городской местности и
    присутствия нонкомбатантов могут накладываться один на другой, что создает трения, которые
    могут потенциально снижать эффективность основных операционных возможностей. Поэтому
    рассмотрение проблем будущих MOUT должно представлять собой многоступенчатый процесс,
    требующий экспертизу доктрины, организации, обучения и образования, оборудования, и систем
    поддержки. Существенно, чтобы американские военные теоретики изучили и осознали характер
    городской среды и ее значение для развития военного искусства на оперативном и тактическом
    уровне.
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	5rm7_5HzJJo.jpg 
Просмотров:	161 
Размер:	279.6 Кб 
ID:	619  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  3. #3
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    МИННОЕ ОРУЖИЕ В СОВРЕМЕННЫХ ВОЙНАХ

    Часть 1

    Скрытый текст

    Минное оружие является очень важным фактором в современных войнах. Это произошло потому, что они стали вестись уже внутри тех или иных государств различными националистическими или политическими движениями, что хорошо видно на примере бывшей Югославии.

    В войнах же такого характера большую роль играют партизанские и террористические организации, чьим главным оружием являются не танки, гаубицы и самолеты, а миновзрывные устройства.

    Невнимание к вопросам, связанным с этими устройствами со стороны военных, что могло бы показаться странным,является признаком их дилетантизма. К сожалению, большая часть командного состава страдает полным или частичным незнанием минного оружия.

    В общем нет смысла далеко ходить за примерами. Войны в Чечне и в Ираке показывают сколько хлопот могут причинить небольшие партизанские группы, грамотно использующие миновзрывные устройства (МВУ). Огромное число разнообразных МВУ разработано и производится в мире и, естественно, ими насыщаются современные театры военных действий. Нет никаких основания полагать, что партизанские группы останутся без минного оружия, что хорошо наблюдается в современном Ираке.

    Наконец, составные части мин и взрывчатые вещества для их снаряжения без особых затруднений могут производиться в кустарных условиях в отличие от даже патронов к стрелковому оружию (производство патронов сложное и точное производство). Это хорошо заметно в Чечне, где сепаратисты в качестве взрывчатого вещества используют смеси с нитратом аммония – традиционное сельскохозяйственное удобрение или в Израиле, где палестинские боевики приготавливают взрывчатку на основе ацетона и уротропина.

    Вопрос борьбы с МВУ приобретает тут ключевое значение и для его правильного решения необходимо знать принципы действия и конструкцию практически всех боеприпасов, в особенности взрывателей и головок самонаведения, а также основные характеристики взрывчатых веществ.

    Конечно, дать полное описание в одной или даже нескольких книгах невозможно, слишком обширен перечень устройств боеприпасов и способов их применения в качестве МВУ. Поэтому в данной работе стоит ограничится изложением проблемы в самых общих чертах.

    В современных боеприпасах используют главным образом тротил, гексоген, пентрит, октоген и смеси на их основе.

    Использование миновзрывных ловушек значительно повышает эффективность миновзрывных и невзрывных инженерных заграждений вообще за счет того, что противник затрачивает на их обезвреживание, преодоление значительно больше времени и ресурсов, а в ряде случаев и вовсе делает их преодоление невозможным или крайне опасным.

    Тем не менее, на практике ловушки используются редко, что является следствием все той же некомпетентности общевойсковых командиров, которая в последнее время в ряде армий усугубляется следствием действия в ряде стран

    Оттавской Конвенции о запрещении противопехотных мин. Это приводит к тому, что армейские солдаты и офицеры не знают свойств и способов применения противопехотных мин и мин-ловушек, порой даже не имеют представления об их внешнем виде, в то время как ни одно партизанское движение не может и не будет обходиться без мин-ловушек. Находясь вне рамок международного правового поля вообще, партизаны и террористы не соблюдают международных соглашений в области, каких либо ограничений, какого бы то ни было оружия. Регулярные же армии, отказавшись от применения противопехотных мин и мин-ловушек, теряют знания и навыки в области борьбы с ними. Как известно, лучше всего методы противодействия тому или иному виду оружия усваиваются в процессе использования этого оружия.

    Одним из важных факторов успешного применения мин-ловушек является четкое и точное планирование их использования в увязке с общим тактическим планом боевых действий. Это требует точного учета мест установки мин-ловушек, их количества, особенностей и т.п. Вероятнее всего самым целесообразным видом учета мин-ловушек является отдельный от общего формуляра миновзрывных заграждений формуляр на мины-ловушки.

    Применение радиоуправляемых ловушек, т.е. взрывных устройств, приводящихся в действие либо в боевое положение по радио и имеющих элементы неизвлекаемости может надолго замедлить осуществление противником разминирование заграждений, а также затруднить проведение им в тылу политических и хозяйственных мероприятий. Однако следует иметь в виду и то, что хорошо технически оснащенный противник очень быстро сможет распознавать применение радиоуправляемых взрывных устройств и предпринимать весьма эффективные контрмеры, заключающиеся либо в просто блокировании прохождения любых радиосигналов, либо выдачей в эфир в широком диапазоне сигналов, провоцирующих преждевременный взрыв таких устройств.

    Следует также помнить, что в югославской военной прессе неоднократно писалось,что минные поля и минные ловушки служат не столько для нанесения потерь противнику, сколько для замедления его продвижения или даже его полной остановки, либо для принуждения двигаться в желательном направлении. Такие тактические цели минирования могут помогать авиации и артиллерии наносить огневые удары по скоплениям противника или же создавать благоприятные условия для организации различного рода нападения на него.

    Однако в югославской войне миновзрывные заграждения чаще всего использовались просто для усиления обороны собственных позиций. Причем создание минных полей в бывшей Югославии практиковалось как в позиционной борьбе, так и в партизанских действиях с той лишь разницей, что если в первом случае создавались сплошные минные поля вдоль всей линии фронта, то во втором случае эти минные поля устанавливались для обороны важных объектов и путей сообщения.

    Миновзрывные ловушки играли или по крайней мере, должны были играть наиважнейшую роль в минировании различных наиболее уязвимых объектов, чаще всего ненаблюдаемых противником.

    Впрочем, в партизанской войне сплошное минирование особого смысла не имеет в силу постоянных перемещений партизанских групп и отрядов и невозможности с их стороны осуществлять постоянное огневое прикрытие минных полей, без которого любое минирование быстро вырождается в фактическое снабжение противника инженерными боеприпасами.

    Максимально такое сплошное минирование имеет смысл, если партизанские отряды намерены какое то время оборонять «освобожденный» район.

    Главным образом партизанские силы используют мины в ходе нападений на противника, минируя пути его перемещений. Чаще всего в этих случаях используются фугасы управляемые по проводам(используются примитивные натяжные лески, бечевки или тонкая проволока),хотя существует вероятность применения вышеописанных радио- и лазерных взрывателей.

    Для борьбы с бронированной техникой управляемые фугасы могут содержать противотанковые мины в соединении с артиллерийскими или авиационными боеприпасами весом 30-40 кг.

    Касаясь практики применения миновзрывных устройств в Чеченской войны,то следует помнить,что тамошние боевики представляют собою недостаточно хорошо подготовленное и оснащенное партизанское движение с большими слабостями в области планирования операций.

    В Чечне боевики не имели столь хорошего снабжения,как в моджахеды в Афганистане и в силу этого применяли главным образом устаревшие образцы российского же минного вооружения,либо применяли самоделки,хотя и с большой изобретательностью. Из радиовзрывателей, они опять таки применяли в основном самоделки на базе переносных радиостанций, которые действительно могли относительно легко пеленговаться российскими войсками с подачей команды на подрыв. Однако и эта легкость была относительной, т.к. в противном случае боевики отказались бы от применения радиосвязи вообще, что разумеется не происходит и не произойдет.Между тем в современных армиях мира созданы еще в 80х годах достаточно эффективные радиовзрыватели(например британские тип 68 и тип 70,французские ITS-15X, итальянские VS-TE-R82)работающие на различных частотах,нередко меняемых автоматически, и с угрозой их применения надо считаться.Ведь техника с каждым годом совершенствуется и хотя в России имеются достаточно современные постановщики помех(РП377,Крыша,Пелена,Радиола 96,Саксаул 97), но и они могут оказаться в будущем недостаточно эффективными.

    К тому же в случае перерастания войны в Чечне в более масштабную войну на всем Северном Кавказе с вовлечением третьей, хорошо вооруженной и оснащенной стороны (желательно в данном случае избегать шапкозакидательских прогнозов) как это было в Афганистане,а впоследствии и в Косово и Метохии(1998-99 годах) уровень подготовки и оснащения боевиков на Кавказе значительно вырастет.К тому же не стоит забывать об угрозе действия авиации,в том числе по выполнению задач по минированию местности и ударов высокоточным оружием.

    В ходе ударов авиации НАТО(март-июнь 1999) по югославским войскам и объектам,широко применялись радиолокационные целеуказатели, устанавливаемые(в силу небольших размеров – около пачки сигарет) местной агентурой(в том числе из рядов международных организаций), а также албанскими боевиками УЧК(Освободительной армии Косово).Применялись и лазерные целеуказатели, но они требовали висококвалифицированых операторов из числа агентов спецслужб, бойцов спецназов НАТО.В силу этого, последние высаживались в районе Косово и Метохии под контролем албанских партизан.Очевидно что если бы эта война продлилась бы дольше применение этих целеуказателей было бы более широким, кроме этого также могли применяться и лазерные дистанционные взрыватели управляемых фугасов,тем более что их применение было куда проще при нападениях из засад нежели при использовании артиллерийских целеуказателей на фронте. Впрочем, применению электронных взрывателей и ловушек существует куда более эффективный барьер, нежели Оттавская Конвенция. Он состоит в элементарной минной неграмотности личного состава практически всех армий, за исключением разве что более-менее подготовленных сил специального назначения, либо подразделений, связанных с ведением разведывательно-диверсионной деятельности.

    Этот барьер не столь уж сложно преодолеть при интенсивной, а главное, продуманной работе с личным составом в ходе практических, желательно, боевых проверок. Естественно, это требует создания профессионального состава саперов разведывательно-диверсионных сил.

    В силу уже указанных мной особенностей современных войн, именно миновзрывные устройства должны стать основным оружием таких сил. Прямой огневой контакт открывает позиции этих сил, что при высоком уровне развития средств технической разведки и высокоточных и высокоубойных огневых средств во многих случаях равно уничтожению группы, выполняющей нападение.

    К тому же, миновзрывные устройства имеют несравненно больший убойный эффект, нежели любые другие огневые средства разведывательно-диверсионных сил, которые к тому же должны быть легкими, переносными. А это накладывает очень существенные ограничения на эффективность таких огневых средств. Многие их таких огневых средств из-за их высокой стоимости, ограниченных сроков хранения не подходят для «закладок» (заранее создаваемых тайных запасов средств нападения). Миновзрывные же устройства можно запасать в тайниках в больших количествах, не опасаясь их потери, учитывая, что наиболее ценная их часть – взрыватели,невелики по габаритам и массе и могут переноситься личным составом в больших количествах.

    Помимо этого обязательно изучение устройства и правил применения миновзрывных устройств и повышенные требования к интеллекту личного состава. Ведь тактика диверсионных сил является, по сути тактикой пехотных действий и не столь уж сложна для усвоения.

    Изучение миновзрывных устройств, в том числе и авиационных и артиллерийских боеприпасов, и в особенности кассетных, значительно расширяет кругозор личного состава. Главное же здесь то, что это дает командирам таких подразделений понимание мощи современного оружия в корне поменявшего не только тактику, но и стратегию современной войны.

    В мире разработано большое количество различных электронных ловушек и взрывателей, грамотное и широкое применение которых могло бы в корне изменить исход многих боев и даже региональных конфликтов в целом.

    На практике, однако, подобные устройства редко доходят до «потребителя», в особенности до партизанских групп, хотя именно они в современных войнах ограниченных масштабов чаще всего становятся наступающей стороной, и номенклатура используемых ими мин и взрывателей представляет собой главную область в работе с минами.

    Методы этой работы в ходе минувших событий в бывшей Югославии не слишком отличаются от методов, применявшихся в ходе войны в Афганистане, Чечне, начиная с ввода в Афганистан советских войск и заканчивая туда же войск американских, а также в первой и второй чеченских войнах, грузино-абхазского конфликта, гражданской войны в Ливане, вооруженной борьбы палестинских и ливанских моджахедов против Израиля и естественно нынешней войны в Ираке.

    Причины этого вполне очевидны. В этих войнах получили боевую практику боевики, ставшие основой вооруженных формирований исламских фундаменталистов. Последний тезис нет смысла доказывать т.к. боевые действия в Ираке тому лучшее подтверждение. В Ираке исламские фундаменталисты основной упор сделали на изнурение противника с помощью миновзрывных устройств. Это относится не только к частому использованию управляемых и неуправляемых фугасов, а также противотанковых мин, но и к использованию загруженных взрывчаткой автомобилей, управляемых исламскими смертниками. В последнем случае речь идет о подвижных управляемых фугасах очень большой мощности. В принципе не составляет труда управлять подобным грузовиком с помощью устройства дистанционного управления.

    В конце концов, в армии США и в армии Турции некоторые подразделения Сил Специальных Операций (SOF) обучаются установке малогабаритных ранцевых ядерных фугасов, последствия от применения которых могут быть несравненно более тяжелыми, нежели от грузовиков со взрывчаткой,управляемых смертниками. Стоит заметить, что такими грузовиками-фугасами моджахеды перебили в Ираке правоверных мусульман больше, чем всех иностранных оккупантов вместе взятых (интересно, что эти же самые моджахеды, воюя в Боснии и Герцеговине в 1992-95гг. и в Косово и Метохии (1998-99гг.), коренных жителей края из числа сербов и хорватов считали оккупантами и относились к ним соответственно).

    Особого таланта они в этом не проявили и самой удачной операцией такого толка была операция 1982 года в Бейруте (Ливан), когда подрывом казармы американской морской пехоты были причинены большие потери (241 человек убиты и сотни ранены). Этот успех был обусловлен хорошей разведкой шиитских моджахедов, а также их огневым воздействием на противника после взрыва, т.е. использованием фактора растерянности противника.
    [свернуть]

    Часть 2

    Скрытый текст

    Причина успеха иракских моджахедов, лежит в ограниченности американского командования, не допускающего свободу инициативы в войсках, что понятно, но главное в ограниченности американской политики, решившей переложить ответственность за ведение войны на неподготовленные местные силы. Коалиционные войска доверив ключевые вопросы охраны путей сообщений и контроля над населёнными пунктами своим местным союзникам,ввергли страну в хаос.Ирак,разделенный между тремя главными,враждебными друг другу общинами:суннитской,шиитской и курдской,был помимо этого раздираем борьбой партий и племен, а также естественно и борьбой местных кланов, а вооруженные силы были при этом главным полем борьбы между ними.Если к этому также добавить ведомственную разобщенность между армией(ICDC),национальной гвардией,госбезопасностью и обычной полицией,то легко понять что моджахедины различных движений, тысячами забрасываемые сюда из соседних стран, в том числе из Саудовской Аравии и Ирана чувствовали себя здесь как рыба в воде и навязывали противнику бои в населенных пунктах, увеличивая озлобленность местных против западных белолицых гяуров, при этом также преследуя главную цель в уничтожении всех несогласных в местном обществе.Хотя коалиционная авиация и контролировала с воздуха весь пустынный Ирак, плохо приспособленный к партизанской войне, в силу вышеупомянутой политики на дорогах Ирака хорошо оборудованные КПП практически отсутствовали,а коалиционные войска занимались охраной самих себя. Различное вооружение местных формирований, которые порой напоминали больше разбойников Али-бабы, не могли естественно эффективно бороться с моджахединами.Удивляет скорее неспособность последних начать широкомасштабную минную войну,чему видимо была причиной их плохая организованность.

    Конечно при правильной организации службы на КПП, оснащение последних двойными воротами, с огражденным участком дороги между ними, с высокими стенами защищающими от снайперского огня,с использованием собак для проверки машин на взрывчатку(хотя при высоких температурах собаки малоприменимы) и также и на патрулировании.Однако следует учитывать что патрули,конвои, а также различные гражданские организации всё равно оставались бы достаточно уязвимы.В Израиле,несмотря на большую практику, так и не смогли надежно обезопасить общество от смертников-террористов, а самое эффективное средство заключалось в активном поиске и уничтожении организаторов таких нападений. Видимо организация разведывательных и ударных групп для поиска и уничтожения противника в широкой зоне вокруг охраняемых объектов изменила бы ситуацию в лучшую сторону.

    В Ираке же в 2003 году моджахеды действовали без детального планирования операции и их успеху способствовало отсутствие контроля коалиционных сил над территорией и в особенности над границами Ирака, а также отсутствии политического авторитета и влияния в среде местного населения. К тому же моджахедам не приходилось трудиться над поисками боеприпасов, их в изобилии можно было найти на брошенных позициях и складах иракской армии.

    Такая безответственность коалиционных войск кажется удивительной, тем более, что американцы всегда традиционно кичатся своей организованностью. И между тем допустили безхозяйственность куда худшую и опасную, чем та, что имела место на просторах разваливающегося Советского Союза. Последствия американской беспечности в Ираке в дни войны и сразу после нее сказываются сегодня на них самих и их союзниках сегодня, и будут сказываться еще не один год. Это весьма поучительный урок, требующий однозначного вывода – только лишив группы партизан доступа к боеприпасам, можно успешно решать как проблему борьбы с миновзрывными заграждениями, так и проблему партизанской войны, ибо именно миновзрывные средства основное, если не единственное средство ведения боевых действий партизанами.

    В общем-то, существует еще более простой способ решения таких вопросов, который заключаемся в планомерном поиске и уничтожении баз партизан и террористов. Однако это уже выходит за рамки данной темы и я касался этих вопросов в статье «Боевые действия в Косово и Метохии в ходе ударов ВВС и ВМС сил НАТО марта-апреля 1999г.»

    Возвращаясь к теме минной войны, следует заметить на примере войны в Ираке, что проводить эффективные нападения возможно во многих случаях используя несколько механических взрывателей и пару килограмм пластита в качестве промежуточного детонатора для больших зарядов плавленого тротила или смесей на его основе, а также взрывчатых веществ на основе аммиачной селитры, которые плохо реагируют или вовсе не реагируют на взрывной импульс капсюля-детонатора №8, основного детонатора, используемого в большинстве современных армий.

    Условия, характерные для Ирака стоит полагать характерными и для большинства предстоящих войн XXI века. Это будет происходить хотя бы в силу возросшей огневой мощи артиллерии и авиации, и в особенности, баллистических и крылатых ракет, которые сегодня могут использоваться не только как носители ядерных боеголовок, но и как носители высокомощных фугасных и бетонобойных зарядов, а также как носители кассетных контейнеров.

    Протяженные и четко обозначенные линии фронтов, характерные для войн XX века, сплошные позиционные линии времен Второй Мировой войны существовать не будут. Основной упор будет делаться на маневренные, краткосрочные боевые действия, в том числе удары разведывательно-диверсионных групп. Этим силам спецназа не составит труда использовать неразорвавшиеся, брошенные, оставшиеся на захваченных складах противника боеприпасы, а также боеприпасы из своих тайников. Все эти боеприпасы будут использоваться для минирования важных объектов и участков местности, и в особенности путей сообщения.

    В общем-то, наиболее подходящими тут будут простые механические «диверсионные» взрыватели, которые должны быть одинаково пригодны для использования в импровизируемых как противотанковых, так и противопехотных минах, минах-ловушках. Сложные электронные взрыватели тяжелее в десяток-другой раз, нежели механические. К тому же источники питания и электронные схемы таких взрывателей значительно подвержены влиянию внешних факторов (температура, влажность, вибрация, электромагнитные поля, статическое электричество и т.п.)) и имеют ограничения по сроку работоспособности.

    В Югославии производство мин, как и вообще взрывчатых веществ и устройств, стояло на относительно высоком уровне.Здесь производились почти все основные виды военных и промышленных взрывчаток как бризантных, так инициирующих. Производились здесь огнепроводные и детонирующие шнуры нескольких видов изоляции, капсюли-воспламенители и капсюли-детонаторы как лучевые, так и электрические, а так же большое количество взрывателей для «специальных» действий. Прежде всего это были: серии -первая: старого типа диверсантских взрывателей /УДУ-1 – нажим, натяжение и разгрузка,УДЗ–штыревой, УДОП-1 -натяжение и разгрузка,УДОд-1 – на откручивание, УДП-1 –натяжной/ и новая серия специальных механических взрывателей/УМП-1-натяжной, УМП-2 – натяжной, УМНП-1 нажим и натяжение, УМОП-1 – разгрузка и натяжение,УМНОП-1 -ослабление нажима, нажим, натяжение/. Существовали химические взрыватели: УСХП -натяжной,УСХОП-1 -ослабле-ние нажима и натяжение, и УСХН-1 –нажимной, как и химические взрыва-тели замедленного действия серии УДВК и УСТХ, часовые взрыватели СУ-24,СУ-10 и СУс-80,элоктровзрыватели ЕМУ-1 -нажим, ослабление, натяже-ние; и УДБ-1 -натяжение, изменение положения или силы инерции. В бывшей Югославии уделялось большое внимание развитию взрывателей этого типа. Первоначально была создана серия диверсионных взрывателей. Один из них был УДП-1 с боевой чекой натяжного действия, удерживающей цангой подпружиненный ударник за входящий в него шток.

    Вторым взрывателем стал комбинированный (натяжной-нажимной-разгрузочный) взрыватель УДУ-1, где переключение режима срабатывания нажимной или разгрузочный осуществлялось изменением положения специального регулятора(5), удерживавшего подпружиненный ударник. Специальный выступ регулятора устанавливался в положение ОР или в положение N. В первом случае выступ крышки взрывателя(2) высвобождал регулятор и соответственно ударник при снятии нагрузки со взрывателя, а во втором случае наоборот, при нажатии на эту крышку. Усилие, необходимое для срабатывания взрывателя или наоборот для удержания взрывателя на боевом взводе в обеих случаях составляло около 3 кг. Если же требовалось взрыватель использовать как натяжной, то регулятор просто выводился из действия и ударник удерживался лишь предохранительной чекой (3), которая в этом случае выполняла одновременно и роль боевой вытяжной чеки.

    В этот взрыватель вворачивался запал М-67(капсюль-воспламенитель и капсюль-детонатор №8).

    В этой же серии югославских диверсионных взрывателей имелся и более простой по устройству разгрузочно-натяжной взрыватель УДОП-1, в котором подпружиненный ударник удерживался специальным рычагом, упиравшимся в крышку. При снятии нагрузки с крышки, последняя уже не удерживала рычаг, который под давление ударника поворачивался и высвобождал ударник. Если же требовалось использовать взрыватель в качестве натяжного ударник же в этом случае удерживался лишь предохранительной чекой, которая в данном случае использовалась и как боевая чека ( к ней привязывалась натяжная проволока). Можно было поступить и проще – при установке мины ловушки оставить свободное пространство над крышкой и крышку ничем не нагружать, а к предохранительной чеке привязать натяжную проволоку. В этом случае при выдергивании жертвой чеки ничем не удерживаемая крышка сразу же высвобождала рычаг, а от него ударник.

    Схема взрывателя была скопирована с британского взрывателя разгрузочного действия No6 MkI. Эта схема популярна в мире и используется в голландском взрывателе No18C1/2C1 и в израильском No9.

    Также из серии диверсионных взрывателей следует отметить взрыватель УДОд-1, который, в частности мог применяться следующим образом: Двумя винтами головка взрывателя закрепляется на внутренней стороне крышки канистры или иной емкости с горючим, на корпус надевается пробковая заглушка, взрывчатки. Все это помещается в заливную горловину емкости с горючим. При попытке открутить крышку емкости жертва скручивает головку взрывателя которая удерживает ударник на месте) с подпружиненного ударника. После нескольких оборотов происходит рассоединение головки взрывателя и ударника, после чего ударник бьет по капсюлю.

    В другом (одном из многих) варианте, взрыватель мог размещаться на двигателе машины так, что головка прижималась к ремню вентилятора. При запуске двигателя движение ремня заставляло крутиться головку взрывателя и через несколько секунд происходил взрыв заряда ВВ.

    Хотя принцип действия этого взрывателя схож с работой элемента необезвреживаемости «пробка ЭНО» советской противотанковой мины ТМ-46, между ними существенная разница. ЭНО является ловушкой для тех, кто обманутый внешним видом мины с «заглушкой гнезда взрывателя» попытается открутить эту заглушку. При этом обратному выкручиванию пробки препятствуют две собачки, отжимаемые пружинным кольцом пробки. Т.е. ЭНО может использоваться только с миной ТМ-46.

    Стоит тут упомянуть и о немецких ловушках времен Второй Мировой войны вставлявшиеся в гнездо взрывателя вместе с последним. Эти ловушки заставляли взрыватель авиабомбы сработать при попытке выкрутить его из бомбы или же сами взрывали бомбу.
    [свернуть]

    Часть 3

    Скрытый текст

    Например, под, бомбовой взрыватель EL.A.Z. 17, как правило, устанавливалось противосъемное устройство-ликвидатор ZuS 40. Это устройство имеет ударник (1), стремящийся под влиянием пружины (6) продвинуться вправо и наколоть капсюль-воспламенитель (3). Продвижению ударника мешает стопор (4), опирающийся снизу на стальной шарик (5). Ликвидатор помещается в боковом запальном стакане авиабомбы под взрывателем, детонатор которого входит в гнездо противосъемного приспособления. Ударник ликвидатора подается влево, вследствие чего контакт между ним и стопором нарушается. При ударе авиабомбы о преграду шарик вылетает из своего гнезда, и стопор под действием пружины (2) опускается вниз, освобождая путь ударнику, который теперь удерживается от накола капсюля только детонатором взрывателя. При извлечении взрывателя из авиабомбы детонатор выходит из гнезда ликвидатора и окончательно освобождает ударник, который накалывает капсюль-воспламенитель.

    Подобные ликвидаторы устанавливались под взрыватели не на случай несрабатывания основного взрывателя (немецкие взрыватели для авиабомб отличались своей надежностью), а в связи с тем, что помимо обычных взрывателей ударного действия (типы – 3, 5, 15, 24, 26, 28, 35, 38, 45 и 55) для бомб немцы использовали также взрыватели замедленного действия (типы -17, 57 и 67), которые взрывали бомбу через определенное время после падения, или же снабжали взрыватели специальными ловушками (типы – «50″ и EL.Z.50), которые взрывали бомбу при попытке убрать ее с места падения.

    Таким образом осуществлялось фактически авиационное минирование объектов. Хотя места падения авиабомб обычно были известны, но оставалось неизвестным время, когда та или иная бомба взорвется, или же взорвется от внешнего воздействия. Объект (цех, ж/д. станция, мост и т.п.) было невозможно использовать и к тому же так или иначе, но он выходил из строя.

    Надо заметить что ряд современных кассетных суббоеприпасов, например, американские BLU-36/B, BLU-59/B, немецкая осколочная мина MUSA, французский суббоеприпас GR-66IZ оснащены электронными механизмами длительного замедления.

    Однако авиабомбы с немецкими взрывателями времен Второй Мировой войны довольно широко применялись арабской авиацией в арабо-израильских войнах, что приводило к заметным потерям среди израильских саперов.

    Впрочем, и в Израиле был создан схожий боеприпас – минометная мина «Coral» с механизмом длительного замедления.

    Касаясь темы механизмов неизвлекаемости стоит рассмотреть конструкцию одного югославского диверсионного взрывателя УДБ-1. Этот взрыватель электрический и работает с элементом питания 4.5 вольт, присоединенным к двух контактам (4 и 5) через электродетонатор. В верхней части взрывателя с помощью вытяжной чеки (1) удерживается металлический шарик (2). При выдергивании чеки шарик падает вниз и замыкает контакты.

    Этот взрыватель можно также использовать и как инерционный и как наклонный взрыватель. В этом случае взрыватель располагается под небольшим углом и чека выдергивается заблаговременно. При изменении положения взрывателя или при его резком смещении шарик прокатывается внутри его и замыкает контакты. Подобная схема неизвлекаемости и необезвреживаемости, а также как ловушка в настоящее время является одной из самых популярных. Достаточно привести в качестве примеров советские мины противопехотную ПМН-3 и мины-ловушки МС-4,МЗУ-2 и МЗД-21.

    Китайские противопехотные нажимные мины Т-72В и «модель 1989″ (западное обозначение), электронная версия восточногерманской нажимной мины PPM-2 американская противопехотная мина BLU-92/B также имеют шариковые замыкатели/ Есть схожий вариант механизма неизвлекамоости, применяемый в некоторых итальянских минах. Например, противопехотная нажимная мина VS-50 EO3 оснащена ртутным, а не шариковым замыкателен, однако такая схема применяется гораздо реже.

    По большому счету далеко не всегда сложные электронные взрыватели, в том числе и управляемые о радио, подходят для различных диверсионных групп. Нередко весом и габаритами они превосходят механические и терочные, а ведь надо добавить сюда и вес элементов питания. Подготовка к использованию таких взрывателей значительно более трудоемка, сложна. Необходима проверка работоспособности источников питания и проверка работоспособности собранного взрывателя, что не всегда возможно. Не говоря о значительной стоимости таких взрывателей в сравнении с простыми механическими, они довольно легко обнаруживаются металоискателями в силу наличия в их составе довольно большого количества металла. Кроме того, электронная схема может обнаруживается современными радиоволновыми поисковыми устройствами. Преднамеренно создаваемые противником электромагнитные поля нередко либо выводят электронную схему из строя, либо приводят к несанкционированному взрыву. И это при том, что современные механические и терочные взрыватели могут не иметь в своем составе металла совсем и иметь высокую стойкость к внешним воздействиям.

    Как пример можно привести югославский электромеханический взрыватель ЭМУ-1 для противопоездных мин. Этот взрыватель имеет стержень с навинченной на него регулировочной втулкой. Сам стержень в корпусе взрывателя опирается с помощью пластины на пружину, которая в свою очередь входит во внутреннюю втулку, под которой есть предохранительная пружина. В предохранительную пружину снизу упирается контактное веретено с двумя контактными шайбами (верхней и нижней). Между шайбами находится контактный выступ, который находится в незамкнутом состоянии.

    С помощью регулировочной втулки устанавливается такое положение стержня, упирающегося в подошву рельса, при котором контакты оказываются разомкнутыми, что определяется по контрольной лампочке, которая должна погаснуть, если регулировка выполнена верно. При снятии нагрузки со взрывателя или наоборот при нажиме(в зависимости од установленного режима работы)на него он замыкает контакты, выдавая команду на взрыв. Сам по себе этот взрыватель достаточно современен и может использоваться в комбинации с часовым взрывателем, который разрешит замыкание огневой цепи только по истечении заданного промежутка времени. Однако, создатели взрывателя чрезмерно его усложнили. Использование взрывателя в качестве разгрузочного в силу его громоздкости и сложности подготовки редко когда и где может быть осуществлено без дополнительных самодельных приспособлений. К тому же и элемент питания не может длительное время оставаться в рабочем состоянии из-за значительного тока саморазрядки.

    Из-за размеров ЭМУ-1 установка его под рельс занимает много времени, т.к. требуется удалить значительное количество щебня. В зимнее же время его использование вообще проблематично вследствие замерзания источника питания.

    Куда проще и надежнее советский механический нажимной противопоездной взрыватель времен Второй Мировой войны ПВ-42 или его английский аналог No5 MkI. Оба они имеют регулируемый по высоте нажимной стержень, работающий только на нажим. Вполне достаточно завести взрыватель под рельс или шпалу и вывинчивать стержень, пока он не упрется. При нажиме на стержень, он передает давление на крышку. Крышка сжимая спиральные пружины, опускается и выводит скобу из паза в ударнике. Ударник высвобождается и наносит удар по капсюлю.

    Такая простая конструкция механического взрывателя обеспечивает простоту и быстроту установки, необходимую в рискованных операциях минирования охраняемых путей сообщения. Нельзя забывать и о нервном напряжении, испытываемом сапером, его стремлении как можно быстрее оставить это опасное место. Вряд ли он сможет хладнокровно, просунув в узость места установки, вертеть стержень то в одну, то в другую сторону, добиваясь погасания контрольной лампочки. А с механическим взрывателем все и просто – верти стержень пока вертится. Остановился – значит он в нужном положении.

    Несколько схожую конструкцию имеет и американский механический взрыватель М1А1. Однако последний более универсален и может использоваться как взрыватель импровизируемых противопехотных мин,и как противопоездной.

    Ударник в этом взрывателе удерживается за счет проточки, входящей в нижний край выреза в шпильке. Сама шпилька соединена с подпружиненной нажимной кнопкой. При нажатии на нажимную кнопку непосредственно или через штырь, последняя преодолевая сопротивление пружины, опускается вниз вместе со шпилькой, как только нижний край отверстия в шпильке освободит ударник, то он бьет по капсюлю.

    Предохранительное положение взрывателя обеспечивается предохранительной скобой, блокирующей опускание кнопки и предохранительной чекой, блокирующей движение ударника вперед.

    Что же касается механических разгрузочных взрывателей, то из югославских особого внимания заслуживает взрыватель УМОП-1, который мог использоваться и как натяжной, если на него не устанавливать груз.

    Этот взрыватель имеет простую конструкцию – в металлическом корпусе имеется шток, входящий в подпружиненную втулку с ударником. Движение втулки блокируется двумя предохранительными шариками, входящими в отверстия втулки. Шток препятствует выкатыванию шариков внутрь втулки.

    На шток сверху накручена разгрузочная крышка и сквозь шток проходит предохранительная чека. В предохранительном положении шток удерживается за счет предохранительной чеки.

    При работе в качестве взрывателя разгрузочного действия на разгрузочную крышку уложен груз, а предохранительная чека удалена. При снятии груза, освободившийся шток под действием своей пружины поднимается вверх и разблокирует шарики те, в свою очередь выкатываются внутрь втулки, разблокируя ее, и втулка под действием боевой пружины бьет по капсюлю.

    При работе в качестве элемента неизвлекаемости противотанковых мин, он вкручивается в донное гнездо мины разгрузочной крышкой вниз. В этом случае крышка упирается в грунт под миной, а сама мина служит в качестве груза. При попытке поднять мину, взрыватель УМОП срабатывает точно также, как и в предыдущем случае.

    Если же взрыватель вкрутить в противопехотную мину в качестве взрывателя натяжного действия, то разгрузочная крышка оставляется свободно, а предохранительная чека используется в качестве боевой чеки натяжного действия. При выдергивании чеки ничем не удерживаемый шток движется вверх…(см. описание работы взрывателя выше).

    Таким образом, простой по устройству механический взрыватель может использоваться как натяжной, как разгрузочный и как взрыватель-ловушка. он очень эффективен и может быстро и легко устанавливаться под минируемую поверхность, причем, его герметичность обеспечивает его высокую надежность.

    Американский разгрузочный взрыватель М5, широко распространенный в мире и применяющийся во многих странах гораздо менее удобен, нежели УМОП-1. Он весьма громоздок и велик по размеру и вдобавок негерметичен, что позволяет без особого труда обезвреживать его по методу цементации. Кроме того, его нельзя применять без дополнительной герметизации в песчаных грунтах, т.к. песок, легко проникающий внутрь коробки блокирует спусковой рычаг.

    Помимо простых механических диверсионных взрывателей в бывшей Югославии были разработаны несколько образцов радиовзрывателей и взрывателей приводившихся в действие с помощью лазерных излучателей. Особенно важную роль в засадных действиях могли сыграть лазерные взрыватели.

    К тому же они не поддавались глушению в отличие от радиовзрывателей и прочих самодельных радиоустройств типа подключения электродетонаторов к переносным радиостанциям, мобильным телефонами или пейджерам, т.е. излюбленных средств уголовных «разборок»в бывшей Югославии.

    Парадоксально, но в Македонии стороны пользовались охотнее и чаще сотовыми телефонами, нежели радиосвязью.

    Дальность действия югославского лазерного взрывателя ЛУВ составляла 1-1.5 км., т.е. на этом расстоянии передатчик надежно приводил в действие исполнительный прибор. Состоял взрыватель ЛУВ из передающего и принимающего устройств. Передающее устройство общим весом 2.9 кг. состояло из лазерного излучателя, спаренного с оптическим прицелом, источника питания (аккумулятор 9 вольт) и кодирующего устройства. Последнее позволяло выбрать четыре линии управления, что осуществлялось поворотом ручки в одно из четырех положений (A,B,C,D).

    Принимающее устройство весом 1.9 кг. имело два прицела, фильтр для приема лазерного луча, клеммы для подключения электродетонатора, источник питания 9 вольт и декодирующего устройства аналогичного кодирующему.

    При подготовке этой системы было необходимо на кодирующем и декодирующем устройствах поворотом ручек выбрать одинаковые каналы связи аккумуляторы обеспечивали до 500 включений лазерного луча по 10 секунд каждое при общей непрерывной работе 20 часов. При падении напряжения до 8.2 вольт было необходимо заменить источник питания.

    Приемное устройство включалось снятием предохранителя (нажать, повернуть на 90 градусов и вытащить). Работало оно также около 20 часов, но параллельное подключение дополнительных или просто более мощных батарей могло увеличивать срок работы.

    Достаточно современными взрывателями Югославской армии были специальные электронные взрыватели серии УС /УСИ-Т – сила инерции 1-3 м/сек или нагиб до 30 градусов С; УСС-Т на свет больший 7 люкс; УСТ-Т на тепло больше 70 град. С; УСТ на замедление от 5 до 9999 минут; УСВ-Т – на вибрацию; УЕПж – на натяжение; УСА-Т -акустический/. Они имели в среднем вес около 300 грамм и размеры 95 на 73 и на 37 мм. Эти взрыватели оснащались источниками питания 9 вольт, что обеспечивало взрывание одного-двух электродетонаторов и оснащались механическими предохранительными устройствами и время перевода в боевое положение составляло около 5 минут (плюс минус 30 секунд). Кроме того, они оснащались тестирующими устройствами в виде светодиода и резистора. Из этой серии интересен таймерный взрыватель УСТ для которого была характерна очень высокая точность отсчета времени (плюс минус 1 минута). Он мог устанавливаться на срок от 5 до 9999 минут
    [свернуть]

    Часть 4

    Скрытый текст

    Разнообразием отличалось производство мин. Так, в Югославии про-изводилась вначале советская противопехотная нажимная мина ПМД-6, с механическим взрывателем МУВ, в ЮНА названная ПМА-1 со взрывателем УМП-1 соответственно, но затем началось производство схожей мины ПМА-1А, но с пластиковым корпусом и химическим взрывателе УПМАХ-1. Эта мина, однако, показала свою недолговечность в земле из-за открытости влаги и потому было начато производство противопехотных нажимных мин собственной разработки ПМА-2 с химическим нажимным взрывателем -»звездочкой» наверху УПМАХ-2 и ПМА-3 – из двух пластиковых половинок обтянутых сверху черной резиной и химическим взрывателем УПМАХ-3,уста-навливаемый через нижнее отверстие и срабатывающий при нагибе верхней половинки, сдавливающей воспламеняемую смесь взрыватель. В войне все эти три вида мин были широко употребляемы и назывались соответственно: «сапуница» (мыльница),»паштета» (паштетная консерва) и «жаба» (из-за своей водоотпорности до 6 месяцев и возможности установления под водой) Так, хорваты в 1991/ 92 годах ПМА-3 отправляли течением Дуная в Сербию/. Эти мины, имея за-ряды ВВ соответственно 200 граммов прессованного тротила, 70 граммов прессованного тротила с дополнительным детонатором от 2 граммов тетрила, 35 граммов прессованного тротила/ были большой опасностью для пехоты, уже хотя бы в силу естественного страха людей, больше боящихся потерять ногу, нежели голову. Эти мины тяжело были обнаружаемы, в особенности ПМА-З, и тут могли применяться лишь современные западные миноискателя MD-8 и Ebinger, но и то с трудом в силу большого количества метала, в земле при этом нередко насыщенной рудами. ЮНА же на вооружении имела мало современных миноискателей и в войсках их не хватало, а старые модели особой пользы не оказывали. Еще одной большой опасностью для пехоты были натяжные осколочные мины ПМР-2 /по типу советской ПОМЗ, но с зарядом от 100 граммового прессованного тротила и механическим взрывателем УПМР-2/ или с таким же взрывателем УПМР-2АС,имевшим и вторую удар-ную иглу, могущую приводить в действие сигнальный патрон на верху, и ПМР-3 уже югославской разработки с зарядом в 400 грам литого тротила и с дополнительным детонатором в 13 грамм тетрила при натяжно-нажимном взрывателе УПМР-3, позволявшем установку не одной, как на ПМР-2,а шести натяжных проволок каждая длиной 16 метров по окружности. Эти мины однако имели недостаток в том, что срабатывали от лесных и домашних животных, что, порой использовалось противником, а сама проволока со временем за пару лет покрывалась коррозией или ложилась на землю под тяжестью листвы и веток, падавших с деревьев,и саперам приходилось пперезатягивать ее. Рыболовная леска, заменявшая иногда эту проволоку со врем нем сама растягивалась, и поэтому иные саперы поднимали на высоту одного-полутора метров скрывая как правило, их корпус за стволы деревьев.Это в особенности относилось на ПМР-3,имевшей цельный корпус с залитым в него тротилом. Все же эти мины могли преодолеваться и без средств разминирования, что и случалось на практике, в особен-ности на каменистых почвах или в городе, где можно было избегать опасных земляных поверхностей. Более опасной бы-ла выпрыгивающая осколочная мина ПРОМ-1,обладавшая зарядом 425 грамм либо литого тротила у старых типов, либо гексотола у новых, при трех дополнительных детонаторах из тетрила. Мина имела взрыватель УПРОМ-1, схожий по действию и конструкции с УПМР-3 с тем, что у последний за-пал находился в теле мины, а у первой он был составной частью взрывателя. При натяжении проволоки или нажиме на звездочку после сгорания пиротехнического замедлителя /1,5 секунды/ срабатывал вышибной снаряд/3 грамма черного пороха/ и мина, выпрыгивая на 70-80 /старый тип/ или 20-30 /новый тип/ сантиметров, обеспечивала носителю капсюля -воспламе-нителя Е-67, проволокой связанного за дно стакана мины, налегать с растяжением проволоки на ударную иглу и через капсюль-детонатор приводить в действие заряд, поражавший живую силу осколками на расстоянии 20-30 метров. Это была наираспространенная модель ПРОМа, хотя позднее возникли модели ПРОМ-КД с электровзрывателем и двухкилограммовая ПРОМ-3 с зарядом ВВ пластита с оболочкой, содержащей 2900 стальных валиков /0,35гр/ и с двумя /верхним и нижним/детонаторами, срабатывающими одновременно я дающими узкую взрывную волну с больше кинетичес-кой энергией осколков. Впрочем, эти две последние модели ПРОМа на вой-не практически не применялись.Стоит косутся и осколочной миной направленного действия МРУД /схожая советской МОН-50 и американской М-18 CIaymore/, имевшей 900 граммовый заряд пластита и 650 стальных шариков залитых в пластмассу.МРУД иногда устанавливался на растяжку но как правило, эта мина устанавливалась с электровзрывателем на ручное дистанционное управление, что обеспечивало большую надежность, эффективность, безопасность и экономичность.

    Большую опасность для пехоты, но в особенности для машин, шедших узкими лесными дорогами, представляла собой одна из самых современных противотанковых мин ТМРП-6, бывшая не только противогусеничной, но и противоднищевой.Благодаря штырю на ее верху, эта мина имела еще одно отличие – вогнутый диск из высококачественной стали, установленный над зарядом от 5,2 килограммов литого тротила. Этот диск вследствие резкого изменения формы под действием взрывной силы получал ско-рость в 1500-2000м/сек и пробивал до 50 миллиметров вертикальной ли-той брони на расстоянии 10 метров, а с расстояния 30 метров – 30 мил-лиметров, а с расстояния 50 метров -20 миллиметров(принцип-ударное ядро или Miznay-Shardin effecat). Понятно, что это, как и наличие штыря, делало эту мину порою и противопехотной, в особен-ности при вертикальной установке на высоте одного-полутора метров при либо натяжном действии /или через сам штырь или через проволоку, привязанную к его концу/,либо управляемого действия по проводам дополнительного взрывателя в дне мины. Наконец, как противопехотные мины, применялись и обычные противотанковые мины: ТММ-1,ТМА-1,ТМА-2, ТМА-З,ТМА-4,ТМА-5,ТМА-5А, на верх которых устанавливалась противопехотная нажимная мина. Использовалось для борьбы с пехотой и большое количество импровизированных миновзрывных средств: бетонных мин-растяжек, каменных управляемых фугасов и самодельных осколочных мин, как направленного, так и ненаправленного действия.Что касается взрывных зарядов, то на практике использовались заряды рассованного тратила / в основном тротиловые шашки от 75 и 200 грамм/ и защищенные плас-тикой тротиловые шашки по 100 и 500 грамм; фунтовые /453 грамма/ заряды от тетритола(смесь тротила и тетрила),а встречались и подрывные заряды/1,2 килограммов тетритола, 1,1 килограммов гексотол, 25 ки-лограммов тротила, а так же ряд зарядов иностранного и ручного изго-товления. Широкую известность и популярность все же имели плас-тичные взрывчатки на основе гексогена / М5А1,П-20 и ПЕ-64,ПП-01 и пентрита НП-65/,а так же промышленная пластичная взрывчатка витезит/20,25,30,35,40 и MVP-20/. Они, в силу легкости употребления, плотному налеганию на поверхность водоотпорность и пластичность чаще всего применялись в различных наступательных и диверсантских «акциях».

    Что касается способов подрывов, то чаще всего использовался огне-вой способ с применением огнепроводного шнура, и как правило, азидного капсюля-детонатора №8,крепившегося на конце шнура и соединявшегося либо с самим зарядом, либо, если зарядов было несколько, то с детонирующим шнуром, соединявшимся последовательно или параллельно с зарядами, либо через капсюль-детонатор №8/которого в войсках было достаточно, в том числе благодаря его упаковкам для ПМА-1А/,либо узлом этого шнура, устанавливаемого вовнутрь или вокруг снаряда, механический способ подрыва использовался, как правило, с помощью специаль-ных взрывателей, как минно-взрывные ловушки, а электрический способ при-менялся в основном тогда, когда это позволяли время и обстановка.

    На основании опыта боевых действий в бывшей Югославии,можно выработать ряд простых советов в отношении ручного разминирования,бывших бы полезными

    для действий разведывательно-диверсионных и штурмовых групп.Надо заметить,что разминирование в боевых условиях и в мирных не столь уж различается.Если в ходе подготовки к штурму саперы допустили ошибку и оставили одну мину, вся операция идет насмарку.

    Все же определенные изменения внести надо,и так для обозначения проходов в минных полях можно использовать крепкий шпагат, растягивая его на катушке за спиной,закрепляя либо самодельными колышками, либо завязывая за местные предметы.

    По правилам «гуманитарного» разминирования,ширина прохода вымеряется по палке, длиной 1,20 м (10 см в каждую сторону дается для перестраховки, а ширина тропы 1 метр), но она неудобна в боевых условиях. Поэтому следует использовать лишь один шпагат, а напарник, идущий следом, должен перепроверить тропу на полметра влево и вправо используя миноискатель либо , разрывая землю, ибо первый чистит прежде всего растяжки, разрывая землю и обеспечивая места для стоп. Дополнительное средство использовавшееся в Африке – камень с завязанной бечевкой бросается вперед и затем из укрытия тянется назад.

    В Советской Армии существовал схожий метод борьбы с растяжками, только вместо камня используется кошка.Тут следует быть осторожнее,что бы не вытащить мину с чекой – и такое бывает,а возможно натолкнутся и на ловушку:установленные на натяжение за предохранительную,а не боевую,чеку взрывателей МУВ-2,МУВ-3 и МУВ-4.После выхода предохранительной чеки резак начинал резать металоэлемент,так что взрыв происходил когда сапер уже выходил из-за укрытия.

    Лучший метод,применявшийся на практике как в том же “гуманитарном” разминирования так и в боевом разминировании заключался в поиске минных полей и проверке их более легких участков миноискателями и собаками,при полном перекапывании ножами и мачете(на глубину до десяти сантиметров) более тяжелых.В работе с минами главное знать устройство мины и в особенности взрывателя, а также принцип их работы и без спешки, соблюдая постоянно все правила, работать с ними.

    В общем-то,правила Советской Армии наиболее полно освещали эту работу (FM 20 32 очень ограниченно), но они,до сих пор засекречены, хотя стоит начать применять мины – они становятся известны всем.Все же знать их надо, даже если не работал – придет время встретиться с ними, то никто обучать не будет. Если уж придется иметь с ними дело, то старайтесь выкручивать взрыватель очень осторожно, закатав рукава, а если он поврежден или без чеки (такое тоже бывает), не взрыватель из мины, а мину из взрывателя, проверив рукой со всех сторон отсутствие ловушек.Впрочем обезвреживанием мины должен заниматься обученный сапер. Для всех остальных достаточно уметь обнаружить мину, обозначить ее и обойти.Это сложно, но если не уверен в состоянии взрывателя, лучше его не трогать,особенно если он с металлоэлементом в цепи дальнего взведения.Это относится не ко всем, но, преодолевая неприятельские позиции, глупо полагаться на стандартный совет из правил по уничтожению мин накладным зарядом или вытаскивать кошкой.Естественно, нажимные фугасные мины берутся только сбоку, хотя надо учесть возможность наличия в китайских минах такого типа электронных шариковых замыкателей (срабатывают на наклон мины на угол 10 – 30 градусов), а в итальянских нажимных электронных минах (хотя их не много применялось)ртутного замыкателя. Следует учитывать возможность установки на некоторые мины советского производства элементов необезвреживаемости (пробка ЭНО), установки разгрузочных мин-ловушек МЛ-7,МЛ-8 и МС-3, мин-сюрпризов с наклонными и вибрационными датчиками МС-4,МЗУ-2,МЗД-21,ловушек на излучение миноискателя МС-6М и противощупных ловушек МС-6Щ. Для осколочных мин лучше отсоединить проволоку от чеки, придерживая ее пальцем, а перерезать лишь если она не натянута и ты уверен, что это не обрывной датчик. Следует проверить пространство вдоль растяжки на наличие нажимных мин и проверить оба конца растяжки (иногда мины стоят с двух сторон),перерезать растяжку в 10 – 15 см от чеки, придерживая чеку и намотать прикрепленный к чеке кусок растяжки на корпус взрывателя, закрепив тем самым чеку. Иногда, впрочем не слишком часто(так как ловушки редко кто может устанавливать) могут устанавливается ручные гранаты без предохранительного кольца либо в грунте рядом с колышком(предохранительный рычаг упирается в колышек), либо они могут просто закапываться в грунт, приводясь в действие щупом или ножем сапера.Вообще же главный источник сведений о минах – местные жители, которые их иногда и ставят, в том числе и женщины.

    Следует помнить, что перед работой на минном поле надо выстрелами вспугнуть диких животных,если позволяет обстановка,которые могут выбежать в самое неподходящее время, а также отправить подальше лишних людей. На дорогах избегать выбоин и луж, пешком передвигаться по обочине, осматривая дорогу и ближайшие к ней деревья.

    Для проверки земли при подготовке места для одной – двух остановок надо использовать нож, вскапывая всю землю под углом не надавливая на него. Мина от ножа сбоку не взорвется, хотя надо быть осторожнее при работе на косогоре.Это можно сделать с собаками или пуская впереди овец, если местность бездорожная.Идти следует стопа в стопу,с закатанными рукавами прощупывая растяжки,стараясь перепрыгивать с камня на камень или с бревна на бревно, а при необходимости, вскапывая место для одной – двух ступней. По возможности следует прощупывать грунт руками, желательно в «безпальцовых» перчатках.На миноискатель не следует особенно полагается, но его надо обязательно использовать, ибо нюх сапера- понятие относительное.В тылу врага следует передвигаться неприятельскими тропами – их они минировать редко когда будут,тем более что надо всегда осматривать то насколько свежи следы.Минированная полоса узка, главное ее найти и не торопясь преодолеть,и если необходимо ползком, прощупывая руками землю перед собой а, выйдя в тыл врагу, можно ускорить темп движения.

    Конечно нельзя отрицать:ручное разминирование вещь весьма рискованная.Однако опыт войны в Югославии свидетельствует о тысячах примерах его необходимости,а об этом же свидетельствует и опыт Великой Отечественной войны(в частности книги Ильи Григорьевича Старинова).Мины снимались вручную для скрытной подготовки прорывов неприятельской обороны,а так же для проверки состояния,и при необходимости для замены мин и фугасов в собственной обороне.Риск тут есть,и то риск немалый и потому многие саперы подрывались в минных полях собственной обороны.Но иного метода не было,если не называть методом,то когда какой-нибудь якобы «профессионал» бил баклуши в тылу,рассказывая героические истории по штабам,если это ему позволяли,но это уже к вопросам разминирования напрямую не относится.Работа с минами весьма тяжела и требует не верхоглядства,а упорства и смелости,что может появится лишь в результате упорной работы сапера над собой,в том числе в деле профессиональной подготовки,а так же убежденности в правоту своего дела.
    [свернуть]


    Скринов много, очень много. Заливать не стал
    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	X2NoPOjtAoU.jpg 
Просмотров:	156 
Размер:	73.8 Кб 
ID:	620  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  4. #4
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    Меткая стрельба

    Скрытый текст


    Так получилась, что после Второй Мировой войны огневая подготовка, до того основа обучения бойца, стала утрачивать свое прежнее значение. Предполагалось, что в современном бою главное поражение неприятелю будет наносить авиация и артиллерия, а также пушки, реактивные снаряды, пулеметы БМП и танки.

    Боевая практика
    В стихотворении британского разведчика и писателя Джозефа Киплинга «Баллада о Западе и Востоке» есть такие точные и характерные строчки: «Он выстрелил раз, и выстрелил два, и свистнула пуля в кусты. По-солдатски стреляешь, — сказал Камал, — поглядим, как ездишь ты».

    На пехотинцев возлагалась задача подавления вражеских гранатометчиков. Решать ее предполагалось не столько за счет меткости, сколько за счет высокой плотности автоматного огня. Недаром в наставлении по АКМ указывается, что основным видом огня для него является автоматический. Подобные установки отнюдь не способствовали воспитанию метких стрелков.

    Автору известны мотострелки, танкисты и артиллеристы, которые за два года срочной службы сделали меньше сотни выстрелов из автомата. И это не сегодня, а в «застойные» 1980-е!

    В ВДВ и частях спецназа ситуация обычно получше, но и там она была далека от идеальной. О чем однозначно свидетельствует опыт горячих точек. Вот как описывает одно боестолкновение в Афганистане офицер спецназа ГРУ Александр Григорьев.

    16 марта 1987 года была уничтожена группа боевиков из девяти человек. Огонь по ним велся, казалось бы, в идеальных условиях — сверху вниз под углом 25-30 градусов с расстояния 50-60 метров.

    Факторы успеха: лунная ночь, наличие приборов ночного видения и чрезвычайно слабое противодействие противника по причине внезапности действий бойцов спецназа. Несмотря на это, каждый из разведчиков израсходовал не менее двух-трех магазинов, то есть около девятисот патронов на группу, что составило по сотне на каждого убитого «моджахеда». Что характерно, бой вели не новобранцы, а хорошо обученные солдаты, в группу входили четыре офицера.

    Между тем, расход боеприпасов — сто единиц на одного убитого противника — для любой войны становится чуть ли не идеальным. Например, в Первой Мировой войне на восточном фронте ежемесячная потребность русской армии в патронах составляла 250 миллионов штук. Таким образом, на каждого погибшего или умершего от ран противника было выпущено более 12 тысяч пуль.
    Расход боеприпасов?— сто единиц на одного убитого противника?— для любой войны становится чуть ли не идеальным

    Афганский опыт полностью подтверждается вьетнамским. Свидетельствует американский полковник Дэвид Хэкворт: «При внезапном столкновении с противником, наши солдаты, стреляя из винтовок М-16, в подавляющем большинстве промахивались по полностью видимой и неподвижной цели. Причем неважно, велась ли стрельба с ходу или из засады — результаты были почти одинаковыми: на шесть выстрелов пять промахов.

    Таких случаев можно насчитать не одну сотню. Число промахов значительно превышало число попаданий, несмотря на то, что обычно стрельба велась с пятнадцати метров и меньше, а в некоторых случаях — менее чем с трех метров. Выстрел наповал становился легендой.

    Что касается зависимости эффективности огня от дальности, то в материалах анализа шести крупных и примерно 50 мелких операций нет ни одного свидетельства, когда бы при стрельбе из винтовок М-16 с расстояния более 60 метров был убит хотя бы один партизан или боец вооруженных сил Северного Вьетнама».

    Подчеркнем, что оба эксперта говорили о подготовленных бойцах. Почему же стрелки, уверенно выполняющие на стрельбище все упражнения на «5», подчас не могут в реальном бою поразить цель на совсем уж «детских» дистанциях?

    Виной всему — психологическое напряжение. «Чаще всего неточная стрельба обуславливалась тем, что огонь был неприцельный и велся в спешке. Стрелок в возбуждении брал слишком высоко», — считает полковник Хэкворт.

    Двигательный навык
    Общеизвестно, что человеческая психика претерпевает в бою многочисленные изменения, однако, мало кто представляет себе, насколько они глубоки и разрушительны. По статистическим данным только 25 % бойцов используют полученные в результате предварительного обучения технические навыки в реальных боевых условиях. В бою психика человека изменяется, словно под воздействием мощнейшего наркотического средства.

    Меняется абсолютно все — восприятие информации, механизм принятия решений, чувствительность к боли. Возникает «конвульсивная» хватка оружия. Появляется так называемое «тоннельное зрение» — боец воспринимает как источник непосредственной опасности только противника, он не в состоянии уловить и понять любую другую информацию.

    Подавляется деятельность левого полушария головного мозга, ответственного за абстрактно-логическое мышление. Человек становится не в состоянии адекватно оценить ситуацию и ее развитие, осознанно применить полученные в результате обучения навыки.

    Следовательно, единственный выход — применять технические навыки без участия сознания. Выполняемый прием или последовательность приемов должны стать автоматической реакцией психики бойца на изменение ситуации. Для этого изучаемый прием должен стать двигательным навыком.

    Опытным путем установлено, что для превращения какого-либо действия в двигательный навык, необходимо выполнить его 5000-8000 раз. Идея эта не нова. Еще в начале ХХ столетия родоначальники отечественной военной психологии писали, что основой боевой подготовки личного состава должен быть принцип автоматизма. Но на самом деле эта идея реализуется на практике только в спецподразделениях, где откровенно манкируются уставы и наставления.

    В основу систем боевой стрельбы заложено стремление не преодолевать естественные инстинкты человека, находящегося в опасности, а использовать их для повышения эффективности действий бойца.

    Боец делает только то, что успел отработать на тренировках до полного автоматизма.

    Основным является принцип унификации обучения. На тренировках нужно делать только то, что пригодится в стрессовых условиях реального боя. Надо избегать того, что может способствовать усвоению неправильных двигательных стереотипов. Не следует отрабатывать несколько разных вариантов действий, как реакцию на одно и то же изменение ситуации. Под огнем противника будет не до того, чтобы выбирать из нескольких вариантов оптимальный, а секунды, потраченные на принятие решения, могут стать роковыми.

    Не стоит вносить любые изменения в привычное снаряжение и оружие, его состояние и способы ношения. Например, категорически не рекомендуется днем держать пистолет в поясной, а вечером в наплечной кобуре; дома держать пистолет с пустым патронником, а на улице носить оружие с патроном в стволе. Это может привести к поиску (в бою!) пистолета там, где его нет, или пытаться зарядить пистолет, запертый на предохранитель.

    И не надейтесь, что в стрессовой ситуации вы сможете сообразить, что происходит! В реальном бою не до того, чтобы выполнять какие-либо действия осмысленно. Боец делает только то, что успел отработать на тренировках до полного автоматизма.

    Хорошие результаты дает применение основ самовнушения. Важная особенность — применяемая формула должна быть непременно позитивной. Вы говорите себе «я делаю (что-либо)» — даже если пока не удается правильно выполнить какой-либо прием. Ни в коем случае нельзя применять негативные формулы типа «я не дергаю спусковой крючок».

    Шкала готовности
    С психологическим аспектом тесно связана проблема готовности к схватке с противником. Действительно, человек не в состоянии постоянно находится в готовности «состояния сжатой пружины». С другой стороны, внезапное нападение дает врагу большие преимущества. Таким образом, изменение уровня боевой готовности должно стать бессознательной реакцией бойца на изменения окружающей обстановки.

    На Западе существует цветовая шкала для обозначения последовательных ступеней повышения уровня боевой готовности.

    Белый — низший уровень боевой готовности. Вы полностью расслаблены и не обращаете внимания на окружающее.

    Желтый — вы находитесь в обстановке возможного возникновения угрозы. Вы расслаблены, однако внимательно наблюдаете за окружающей обстановкой.

    Оранжевый — вы заметили объект, возможно представляющий опасность. Вы начинаете составлять план возможных действий при возникновении угрозы со стороны объекта, внимательно отслеживая его действия.

    Красный — сигналом к переходу в «красное» состояние, обычно служит какое-то действие подозрительного объекта. Теперь вы убеждены в его враждебности. Возможно, ситуация потребует применения оружия, и все системы вашего организма приходят в состояние боевой готовности.

    План действий уже составлен, и сейчас вы ждете сигнала, который даст вам право применить оружие, например, появление вооруженного противника. Очень важно заранее определить для себя этот сигнал («пусковую кнопку» реакции), чтобы избавить себя от необходимости принимать решение в момент атаки противника.

    Все это психологические основы, которые предстоит реализовать на практике.

    Привыкнуть к оружию
    Итак, перейдем именно к этому этапу подготовки. Полученные автоматы приводятся к «нормальному бою». С этого момента они в оружейную комнату не сдаются! Оружие круглосуточно находится при бойце. Это необходимо воспринимать буквально — либо автомат не выпускается из рук, либо носится в положении «на ремень». Цель — боец должен привыкнуть к оружию, как к части своего тела, оно не должно ему мешать ни при каких видах повседневной деятельности.

    Контроль на разряженность — постоянный!

    В полевых условиях это может происходить следующим образом: бойцы становятся в круг, чтобы каждый мог контролировать остальных. Автоматы при этом направлены стволом вверх. Затем все синхронно несколько раз отводят назад затворные рамы, нажимают на спуск и ставят оружие на предохранитель.

    Все попытки «поиграть в войну» должны пресекаться самым жесточайшим образом. Это трудно, но — возможно. Ношение в положении, удобном для стрельбы, замена магазина, ежедневная чистка и смазка, разборка и сборка — все это должно быть на уровне подсознания, как манипуляции с ложкой-вилкой. Необходимо помнить, что полной разборки допускать не стоит — АКМ (АКС) этого не любит.

    Боец должен ежедневно, по несколько сотен раз, вскидывать автомат к плечу с наводкой на цель. Сначала он правильно прикладывается, чтобы затыльник приклада точно попадал в выемку плеча, щека касалась приклада, целик и мушка были ровно совмещены.

    Особое внимание необходимо обращать на правильную стойку: ноги — на ширину плеч, правое плечо приподнято, плечевой пояс напряжен, корпус в пол-оборота к цели и слегка наклонен вперед. В этом положении нужно находиться по несколько минут, чтобы мышцы «запомнили» действие.

    Когда стойка закреплена, намечается цель (какая-либо точка в пространстве на одном уровне со стрелком), закрываются глаза, оружие плавно вскидывается к плечу в направлении цели. В момент касания нажимается спусковой крючок и открывается правый глаз. «Ровная» мушка должна «держать» цель. Это движение необходимо постепенно ускорять, соблюдая при этом плавность…

    Как правило, дня через три-четыре постоянных упражнений целик и мушка надежно «держат» цель, а времени на «выстрел» затрачивается не более 0,5 секунды.

    Постепенно упражнение усложняется: цель теперь находится на разных высотах — слева, справа и сзади. Как только глаза поймали цель, они тут же закрываются, корпус поворачивается, автомат вскидывается и так далее. От медленного — к быстрому. Способы разворотов для каждого бойца индивидуальны, кому как удобно.

    Упражнение, как правило, отрабатывается во время «типовых ситуаций» на тактико-строевых занятиях. «Стрельба» осуществляется в движении. Главное требование — движение не должно прерываться ни на мгновение. Никаких, даже самых коротких остановок.

    Усложняется это упражнение путем подключения акробатики: кувырки, перекаты. Нельзя замирать на месте ни на мгновение.

    Каждое движение должно быть плавным, «стрельба» не должна его прерывать. Если вас кто-то взял на прицел, то малейшая остановка — стопроцентная смерть. Непрерывность движения дает шанс, а точная стрельба этот шанс увеличивает.

    После каждого этапа желательно провести практическую стрельбу. При этом много стрелять не требуется: 15-20 выстрелов одиночным огнем вполне достаточно для закрепления навыка.

    Мишени, величиной не более футбольного мяча, устанавливаются на разных расстояниях — от 15 до 150 метров. Стрельба по ним первоначально ведется трассирующими пулями, чтобы каждый разведчик видел траекторию полета пули, ее высоту. Он должен автоматически, на глаз определять расстояние до цели и «видеть» точку прицеливания — в зависимости от расстояния.

    Об установке прицела здесь не говорю специально, потому что во время скоротечного боя никто на целик просто не смотрит, а возможности правильно прицелиться противник, как правило, не дает.

    Все эти этапы проходят, как правило, за пятнадцать-двадцать дней, вернее суток, так как процесс не прерывается ни на минуту. Причем он не мешает соблюдению распорядка дня. Все плановые занятия не мешают, а наоборот, помогают скорейшему приобретению и закреплению навыков обращения с оружием на подсознательном, мышечном уровне.

    Очень удивляются сами обучаемые, когда на десятый-пятнадцатый день во время контрольных стрельб, они с закрытыми глазами попадают в баночку из-под УЗРГМов на расстоянии ста метров. Этот факт придает, во-первых, уверенность в своих силах, самоуважение, а, во-вторых, привносит элемент соревновательности среди солдат.
    Слаживание группы

    Следующим и значительно более сложным этапом является огневое слаживание группы. Кроме всего прочего, это еще и очень рискованное мероприятие, т. к. возможны случайные попадания по своим, неожиданные рикошеты…

    Чтобы этого не допустить, нужно отработать взаимодействие внутри группы до полного автоматизма. Тренировки проводить до «седьмого пота», пока парни не начнут чувствовать друг друга буквально кожей, не окликая товарища и не оглядываясь на него.

    Все типовые построения группы, действия в той или иной ситуации с вариантами должны быть отработаны до полного автоматизма. Это сложно, но вполне достижимо. От уровня подготовки бойцов зависят многие жизни — в том числе, и их собственные. Значит, нужно формировать такое понимание! Как в составе подгрупп, так и в группе в целом.

    Разведчик, вскидывая автомат, должен постоянно следить, чтобы в его сектор «обстрела» не попадали свои. Периодически нужно подавать команду «Замри!» и детально указывать на ошибки. К боевой стрельбе в составе группы допускать только тех разведчиков, кто добился полного автоматизма выполнения всех маневров.
    …Где-то примерно через месяц с начала обучения, можно добиться нормального маневрирования группы, довольно сносной стрельбы (80-90 % выстрелов попадают в цель), раза три сходить на боевые выходы — ведь в условиях войны никто не даст возможности целый месяц благодушествовать в лагере.

    Теперь наступает самый сложный этап обучения. А именно: научить людей НЕ СТРЕЛЯТЬ. Мой личный опыт показывает, что это самое сложное из всего вышеизложенного. Особенно важно это умение для разведывательных подразделений.

    Что такое разведка? Тихо прошли, увидели объект, доложили координаты и также тихо ушли, не сдвинув при этом ни травинки, ни листика. Первый же выстрел — засветка группы, отряда, а возможно и всего замысла старших начальников. Поэтому к стрельбе нужно выработать серьезное, ответственное отношение. Здесь применим принцип: «не вижу — не стреляю, стреляю — попадаю».
    Я не говорю, конечно, о задачах типа «найти и уничтожить». В таких случаях, естественно, разведчик должен действовать решительно, дерзко, творчески — и если уж приходится стрелять, то делать это быстрее и точнее противника.

    Но нужно помнить, что разведчик — не пехотинец. У него нет с собой ящиков с патронами, гранатами. Все, что есть — носимый БК, триста, максимум шестьсот патронов, шесть — восемь гранат. И все! Пополнить его за счет противника — такое бывает чаще всего в кино и приключенческой литературе. Значит, нужно расходовать боеприпасы экономно. Опыт показывает, что самый оптимальный режим огня, за редким исключением, — одиночный, по два выстрела за один раз.

    Достаточно сделать одно-два попадания, чтобы надежно вывести противника из строя.
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	sQY0P17cRu0.jpg 
Просмотров:	129 
Размер:	40.5 Кб 
ID:	621  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  5. #5
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    10 заблуждений о частных военных компаниях ( ЧВК )

    Скрытый текст

    1. Личный состав частных военных компаний (ЧВК) - Private Military Companies (PMCs) - комплектуется исключительно высококлассными специалистами – выходцами из спецслужб и элитных спецподразделений
    Среди бойцов ЧВК можно встретить кого угодно, поскольку большую часть персонала в каждой конкретной зоне военного конфликта составляют местные жители. Их профессиональный уровень оставляет желать лучшего. Однако с ними постоянно работают высококвалифицированные инструкторы из «западных» стран. Вот они-то служат в ЧВК на постоянной основе и являются теми самыми выходцами из спецслужб и элитных спецподразделений. Соотношение постоянных сотрудников к «местным» составляет один к двадцати – двадцати пяти.

    2. ЧВК нанимают местное население в целях экономии средств

    Действительно, временному «местному» сотруднику ЧВК платят гораздо меньше, чем постоянному сотруднику из «западной» страны. Однако не это главное! Не смотря на сравнительно низкий профессиональный уровень «местного» сотрудника, у него отсутствует языковой барьер, он знает обычаи и традиции той местности, в которой присутствует ЧВК. Благодаря родственным и дружеским связям, ему легче найти общий язык с мирным населением, чем иностранцу, что облегчает работу ЧВК в целом.

    3. Сотрудники ЧВК и отряды наемников – это одно и то же

    И отряды наемников, и ЧВК предлагают военные услуги, но на этом их сходство заканчивается.
    Наемник по определению - это участник военного конфликта за пределами своей страны на стороне одного из враждующих лагерей. Такое наемничество во многих странах (в том числе и в нашей) преследуется по закону.
    ЧВК же, в отличие от полулегальных групп наемников, официально зарегистрированы и имеют традиционную бизнес-структуру - это, во-первых. Во-вторых, ЧВК работают только с официально признанными правительствами, международными гуманитарными организациями, транснациональными корпорациями, а также с Организацией Объединенных Наций.
    В-третьих, спектр услуг ЧВК довольно широк и не ограничивается военными операциями. Это и логистика, и управление персоналом, координация работы других фирм в зоне военных конфликтов, тыловое снабжение, оценка финансовых рисков и т.д.
    4. Использование ЧВК с экономической точки более выгодно, чем применение регулярных армий

    Достоверного подтверждения этому утверждению, основанного на полноценном экономическом анализе, нет.
    Во-первых, потому, что задачи, выполняемые армией и ЧВК различны, поэтому их нельзя буквально сравнивать с точки зрения финансовых затрат.
    Во-вторых, многие статьи расходов ЧВК не отражаются в финансовых документах, поэтому проконтролировать достоверность этих документов в данный момент времени не представляется возможным.
    В-третьих, высокая стоимость любого квалифицированного специалиста связана не с затратами на его содержание, а на многолетнюю подготовку! ЧВК нанимает профессионалов, уже обученных государством. Таким образом, государство сначала оплачивает подготовку будущих сотрудников ЧВК, а потом услуги ЧВК, которые наняли на работу уже подготовленных государством специалистов. Компенсировать государству затраты за обучение своих сотрудников ЧВК естественно не собираются.

    5. Участие ЧВК в военных конфликтах способствует их скорейшему прекращению

    Не смотря на то, что крупнейшие операторы на рынке частных военных услуг объединились в некую Международную ассоциацию по мирным операциям и повсеместно заявляют, что находятся на страже мира и демократии, на самом деле они совершенно не заинтересованы в прекращении войн и локальных вооруженных конфликтов.
    И все потому, что первоочередная цель любой ЧВК - это получение максимальных доходов, которое достигается в основном увеличением оборота, а это возможно только при расширении рынка. Иными словами, чем больше конфликтов и чем они масштабнее, тем легче ЧВК будет извлечь из них прибыль.

    6. В зоне военного конфликта нет никакой разницы между ЧВК и частными охранными компаниями (ЧОК) - Private Security Companies (PSCs)

    И да, и нет. Самым четким различием является то, что ЧВК чаще нанимают правительства, а ЧОК – корпорации, гуманитарные организации и частные лица.
    Теоретически ЧВК должны специализироваться на армейских операциях, а частные охранные компании на охране объектов и VIP-персон, то есть на сохранении жизни и собственности клиента.
    Как написал Рольф Уэсселер в своей книге «Война как услуга»: «Зачастую фирмы из-за боязни негативного имиджа предпочитают называться не частной военной фирмой, а частной фирмой безопасности…»
    Четко разграничить ЧВК и ЧОК, действующие в зоне вооруженного конфликта, не представляется возможным. В Ираке, например, между ними практически нет различий, потому что все компании, так или иначе, оказались на «линии фронта».
    Да и само понятие «охраны» объекта довольно размыто. Оно может включать как патрулирование вверенной территории, так и предупредительные боевые операции против местных террористов или партизан по окрестным территориям. А масштабы эти операций могут быть сопоставимы с маленькой локальной войной.
    Также формально оборонительное мероприятие, фактически может быть наступательным.
    Например, обучение тактике специалистами ЧВК солдат местной армии с последующим их применением в наступательной боевой операции может в итоге иметь более разрушительные последствия, чем захват конкретного здания или блок-поста этими же специалистами. Кроме того, проведение инструктажа подразумевает также и командование обучаемыми подразделениями в ходе боевой операции.
    Наконец, однозначно дифференцировать сотрудников ЧВК и ЧОК по наличию (отсутствию) того или иного вида оружия нельзя. Сотрудник ЧОК бывает вооружен до зубов, а у сотрудника ЧВК оружия может не оказаться вовсе.

    7. В «цивилизованном мире» юридический статус сотрудника ЧВК давно установлен

    Нет! Международный юридический статус, а, следовательно, и единый механизм регулирования деятельности ЧВК до сих пор не определен.
    В 2005 году в ООН была создана рабочая группа по проблеме наемничества. Бывших военных, по мнению экспертов ООН, вербуют для работы охранниками, но в результате они оказываются в зонах конфликтов и фактически становятся солдатами. Проблема в том, что в зоне конфликта невозможно определить, участвовал или не участвовал охранник в боевых действиях.
    Международная конвенция 1989 года против набора, использования, финансирования и подготовки наемников определила, что страны-участники берут на себя обязательство изменить свои национальные законы в пунктах, соответствующих этой конвенции. Однако данное соглашение дало некорректное определение наемничеству, и всего несколько стран его ратифицировали.
    На уровне же государств только в трех странах созданы схемы, временно регулирующие деятельность ЧВК и ЧОК: в Великобритании, США и ЮАР. В Соединенных Штатах продажа военных услуг регулируется Актом о контроле над экспортом вооружений, а в ЮАР лицензируется Национальным комитетом по контролю над обычными вооружениями согласно Акту регулирования иностранной военной помощи 1998 года («Акт о наемниках»). Британское правительство подготовило т.н. Зеленую книгу (Green Paper - 2002) - документ, озаглавленный "Частные военные компании. Возможности регулирования", где изложило возможные подходы по созданию схемы лицензирования ЧВК и ЧОК. Пока же в Великобритании действует закон о вербовке на иностранную службу 1870 года (!), настолько древний, что его элементарно можно обойти.

    8. ЧВК в своей деятельности придерживаются норм международного законодательства

    Конечно, нет! Потому что никаких международных норм, четко регламентирующих статус и деятельность ЧВК не существует. Компании связаны только положениями заключенных ими контрактов и правовыми нормами их же собственной профессиональной сферы. Они просто подписывают договор, по которому за определенную сумму обещают заказчику решить проблему: заказчик платит – компания выполняет. Большинство сотрудников ЧВК работают по долгосрочным контрактам в качестве советников или технических специалистов. Они подписывают документы, которые формально запрещают участвовать в боевых действиях и носить военную форму одной из сторон, а применять оружие позволяют в порядке самообороны и только. Однако это не мешает ЧВК нарушать местные законы и уходить от ответственности.

    9. ЧВК – бизнес «западных» стран

    Рынок военных услуг контролируется американскими и британскими ЧВК. Однако им в затылок (и, естественно, не без их согласия) уже дышат южнокорейская NKTS Co., Ltd. (штаб-квартира: Sungbo B/D 724-44 Yuksam-dong, Kangnam-gu, Seoul 135-080, Korea), и индийская Group 4 Falck A/S (Panchwati 82-A, Sector 18 Gurgaon 122016 (Haryana) India).
    Арабский мир тоже начал вкладывать немалые средства в создание собственных ЧВК, таких как кувейтская Dehdari General Trading & Contracting Est. (Ali Al Salem Street, Al Angari Building, 1st Floor, Suite No # 1, Kuwait City.), иракская Baghdad Fire & Security (Al Mansour District) и дубайская Unity Resources Group (Middle East) LLC (Dubai Office Unity Resources Group LLC Union House Building, 5th Floor Port Saeed Road, PO Box 43659 Dubai, UAE).
    В 2004 году в Ираке также объявились и русские: компания « Антитеррор-Орел » получила в иракском МВД и Министерстве энергетики разрешение на охранную деятельность, а также на приобретение и ношение оружия. За два года компания провела с севера на юг Ирака 120 конвоев с оборудованием для восстановительных работ на электростанции в Басре (восстановление энергосистемы в Басре отдали России с одним условием, что русские сами обеспечат безопасность своих специалистов), доставила 5000 автомобилей «Волга» и 1000 Mercedes.

    10. В скором времени ЧВК придут на смену регулярным армиям

    Действительно глобальные войны в прошлом. Современная война локальна, высокотехнологична и скоротечна. Это война за ресурсы, находящиеся в основном на территориях слаборазвитых стран, которые не способны в техническом, финансовом и, тем более, военном отношениях противостоять захватчикам. В большинстве этих стран, богатых полезными ископаемыми, уже установлены лояльные «западной цивилизации» режимы. Эти режимы имеют определенные обязательства. А вот в случае нарушения этих самых обязательств, будет применена военная сила в лице многочисленных ЧВК.
    Что же касается национальных армий высокоразвитых государств, то они в принципе не могут быть заменены частными компаниями, но это уже совсем другая история!
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	WVElQvQBulI.jpg 
Просмотров:	173 
Размер:	128.2 Кб 
ID:	653  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  6. #6
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    ОРГАНИЗАЦИЯ ДНЕВКИ. По опыту действий подразделений специального назначения в Афганистане

    Скрытый текст

    Спецназовцу на заметку: ОРГАНИЗАЦИЯ ДНЕВКИ. По опыту действий подразделений специального назначения в Афганистане

    Под понятием «дневка» подразумеваются действия разведывательной группы специального назначения, направленные на организацию безопасного отдыха личного состава группы в дневное время. В условиях войны в Афганистане грамотная организация дневки являлась залогом скрытности группы, а значит, залогом результативности ее действий. Порядок организации дневки, а также выбор мест, пригодных для ее проведения, сильно отличались от привычных в Союзе действий. В силу того, что на дневке разведчикам приходилось буквально выживать под палящим афганским солнцем, дневка была зачастую не отдыхом, а самым тяжелым испытанием для личного состава.

    Место дневки

    При подборе места и в ходе проведения дневки необходимо было соблюдать многие требования. Оно должно обеспечивать скрытность расположения группы, возможность наблюдения за подступами к месту расположения группы, возможность быстрого занятия позиций для отражения нападения противника с любого направления, тактическое преимущество позиций группы перед наступающими, возможность личного состава относительно спокойно передвигаться, не боясь быть обнаруженным противником.
    Для проведения дневки желательно выбирать господствующую высоту или лучше хребет, что затрудняет обнаружение группы с равнины или соседних вершин. Возможно, организовывать дневку в складках местности таким образом, чтобы группа была прикрыта как минимум с трех сторон. На высотах, окружающих группу, необходимо выставить наблюдателей.

    Выбор и оборудование места дневки

    Если место, выбранное командиром РГСпН для засады, отвечает описанным требованиям и не используется местными жителями для выпаса скота, то можно использовать и его для организации дневки.
    В случае непригодности места, выбранного для засады, для проведения дневки, целесообразно за 2 часа до рассвета скрытно покинуть место засады и выйти к месту, заранее выбранному для проведения дневки.
    Может случиться так, что из-за отсутствия поблизости пригодных мест для проведения дневки командир решил проводить ее на месте засады, но и там недостаточно естественных укрытий. Тогда в темное время суток следует позаботиться о дополнительном оборудовании укрытий. Для этого из камней можно выложить каменные брустверы или отрыть окопы. Землю вынести на плащ-палатках и спрятать. На маскировку оборудованных позиций следует обращать особое внимание, так как местные жители, пастухи или дозорные мятежников, как правило, отлично знают местность и без труда заметят изменения, произошедшие на ней. Поэтому оборудованные позиции не должны бросаться в глаза. Располагать их следует на скатах, чтобы они не проецировались на фоне неба, а, наоборот, сливались с фоном склона при наблюдении снизу.

    Охранение

    Обеспечение безопасности личного состава группы в ходе дневки — важнейшая задача командира. Поэтому он обязан, прибыв к месту дневки, или с началом ее проведения на месте засады организовать охранение.
    Располагая группу на дневку, командир РГ должен поделить ее личный состав на пары или тройки, как это уже было сделано перед маршем, указать командирам отделений места расположения их личного состава и лично проверить правильность занятия позиций и соблюдение правил маскировки каждым солдатом группы.
    В установленных парах наблюдение и отдых осуществляется примерно следующим образом: один разведчик отдыхает (спит, принимает пищу), другой в это время ведет наблюдение. В случае, если наблюдатель ввиду усталости затрудняется продолжать наблюдение и чувствует, что его сильно клонит ко сну, он обязан разбудить напарника, объяснить ему сложившуюся ситуацию и попросить его продолжить наблюдение, но ни в коем случае не бороться со сном, так как это может привести к тому, что он незаметно для себя уснет и сектор наблюдения этой пары останется без внимания. Иногда достаточно кратковременного отдыха наблюдателя, для того чтобы прогнать навалившуюся дрему и вернуть способность бодрствовать.
    При размещении личного состава и указании мест для оборудования позиций командир должен каждой паре указать запасные позиции, на которые ей следует выдвинуться в критической ситуации для отражения нападения противника. Система запасных позиций группы должна иметь вид круговой обороны.

    Организация дневки в другом месте

    При расположении группы для дневки на господствующей высоте не обязательно сразу занимать круговую оборону. Главное — обеспечить скрытность, безопасность и отдых личного состава группы. Это достигается тем, что для охраны группы выделяется из её состава от 30 до 50 процентов разведчиков, а остальные в это время отдыхают, естественно, периодически меняясь в соответствии с графиком, установленным командиром РГ.
    Основная задача по охране группы ложится на дозорные пары (тройки), занимающие высоты (высоту). Именно эти дозоры должны предупредить обнаружение группы при приближении местных жителей, пастухов, кочевников и других разведчиков мятежников, оповестить личный состав группы об усилении бдительности и маскировки и заблаговременно проинформировать об этом командира разведгруппы.
    При обнаружении группы разведчиками противника, дозорные обязаны оповестить об этом командира. В случае приближения противника — подать сигнал опасности.
    Назначая охранение, командир может прибегнуть к следующему варианту. С целью обеспечения отдыха основных сил группы КРГ назначает в охранение дежурное отделение на срок, который он считает наиболее приемлемым в данной ситуации. Отделение, в свою очередь, делится на наблюдательные пункты (НП). В состав НП должна входить одна пара разведчиков, так как это было поделено ранее.
    Их количество и места определяет предварительно командир группы. Если личного состава отделения недостаточно, его можно усилить разведчиками из состава другого отделения, например отделения АГС-17. Таким образом, можно составить 3 смены наблюдателей, по количеству отделений разведчиков. За бдительное несение службы наблюдательными постами отвечают старшие НП и командир отделения, от которого выделены НП.
    При наличии возможности не нарушать правил маскировки при расположении группы на дневку, КРГ должен периодически лично контролировать работу наблюдательного пункта (пунктов).

    Употребление воды и пищи

    На дневке личный состав группы зачастую находился в очень тяжелых условиях из-за отсутствия каких-либо укрытий от солнца. Это увеличивало водопотери организма и вызывало жажду. Нередко личный состав, не имеющий соответствующей подготовки, начинал расходовать воду свыше определенной нормы, и это приводило к тому, что к началу последних суток боевого выхода у части бойцов (как правило, молодых) уже не было воды. Это ставило боевую задачу под угрозу срыва. Невозможность удовлетворить жажду приводила к галлюцинациям и обморокам.
    Для того чтобы избежать возникновения такой ситуации, при проведении дневки в жаркое время года (суток) командир группы должен осуществлять контроль за употреблением воды личным составом группы. Расход воды в самое жаркое время суток и года не должен превышать 1-1,7 литра в сутки на человека. Во избежание различного рода трудностей, связанных с водообеспечением личного состава группы, необходимо создавать в группе резерв воды. Для этого целесообразно брать каждому члену группы на 1-1,7 литра больше необходимого количества. Объем воды на каждого рассчитывается по формуле: (Х+1)х1,5 л, где Х — количество суток, необходимых для выполнения боевой задачи. По прибытии к месту проведения дневки или если дневка организована на месте засады, КРГ концентрирует резервные фляги с водой у себя и использует этот НЗ воды в случаях крайней необходимости.
    Для того чтобы сократить расход воды в жаркий период, следует разъяснять личному составу группы, как следует правильно пополнять потребность организма в воде. В частности, категорически запрещается пить воду во время совершения марша, а также в течение часа после его окончания, так как это приведет лишь к усилению жажды и перерасходу воды. Организм полученную влагу не усвоит из-за усиленного потовыделения. Кроме того, употребление воды на данном этапе усиливает нагрузку на сердце. По тем же причинам, исключая последнее предложение, не рекомендуется пить воду в жаркое время суток (с 8-9 до 16-17 часов). Мясные продукты следует употреблять в пищу только тогда, когда спадет жара. В жаркое время суток надо стараться употреблять в пищу продукты, содержащие углеводы (сахар, галеты) для того, чтобы осуществлять водоснабжение организма за счет его внутренних ресурсов. В светлое (жаркое) время суток необходимо ограничить передвижение и всякую физическую деятельность личного состава до минимума. В жару личный состав должен лежать в тени или под каким-либо тентом. Также не следует снимать полностью одежду, для того чтобы сократить потерю влаги организмом. Одежда должна быть свободной, рукава и ворот рубашки (куртки) должны быть расстегнуты, брючный ремень ослаблен, снаряжение в этом случае разрешается снять, но всегда иметь под рукой. Голова обязательно должна быть прикрыта головным убором. Очень удобна в таких случаях афганская национальная одежда.

    Использование национальной афганской одежды

    Использование национальной афганской одежды личным составом группы на дневке и при совершении марша значительно увеличивало ее маскировку. Если национальной одежды не хватало на всю группу, то в нее переодевались головной дозор на марше и наблюдатели на дневке. Перед использованием национальной одежды внимательно изучались особенности ношения одежды местными жителями, их обычаи и традиции.
    Обувь использовалась трофейная, чтобы при движении группа оставляла следы, характерные для обуви местных жителей или моджахедов. Нередко разведчики надевали солнцезащитные очки, ошибочно полагая, что этим увеличат свое сходство с иностранными гражданами. Однако опыт показал, что темные очки ни мятежники, ни местные жители не носили.
    Снаряжение в группе должно было также замаскировано. РД-54 прикрывали специальными чехлами, нагрудный подсумок надевали поверх рубашки под жилет. АГС-17 и боеприпасы к нему обычно переносились в чехле, стилизованном под сумку для переноски выстрелов к РПГ-7.

    Использование брошенных кишлаков для проведения дневки

    При наличии в группе национальной одежды нередко проводили дневку в развалинах брошенного кишлака. Это имеет свои плюсы и минусы. Группа может хорошо укрыться в постройках и передвигаться по кишлаку относительно свободно, так как он, как правило, обнесен стеной – дувалом, которая, может служить хорошим укреплением для личного состава группы в случае внезапного нападения противника. Для охраны группы на дневке наблюдатели располагались по углам кишлака так, чтобы они могли осуществлять круговой обзор и при необходимости круговую оборону.
    Но следует также отметить, что брошенный кишлак часто привлекал к себе внимание кочевников, пастухов, местных жителей и дозоры душманов. Чтобы при проверке кишлака мятежниками личный состав группы не был обнаружен, откапывались специальные схроны для всего личного состава группы. Задача это трудоемкая и требует много времени и сил, поэтому земляные работы проводились в течение нескольких ночей. С наступлением темноты группа покидала схрон, маскируя вход и выход к месту проведения засады. Подобный способ применялся крайне редко из-за его трудоемкости.

    Заключение

    Особо стоит подчеркнуть, что одним из основных условий скрытности группы на дневке являлось соблюдение строжайшей дисциплины. Нарушение дисциплины маскировки являлось одной из самых распространенных причин выявления группы. В то же время разведгруппа лейтенанта Рожкова, с личным составом которой командир долго работал в этом направлении, провела дневку на месте засады, которым было сухое русло глубиной не более метра. Русло проходило параллельно дороге, по которой днем передвигались местные жители. Расстояние от русла до дороги было не более 50 метров. Благодаря строжайшей дисциплине, которую поддерживал на дневке командир, группа без потерь выполнила задачу и уничтожила транспорт моджахедов, перевозивший 170 кг опиума-сырца, его охрану из 15 человек и двух видных руководителей моджахедов в провинции Кандагар.
    Сергей КОЗЛОВ
    Журнал "Братишка",ноябрь 2006 года.
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	7Zy7L7b2xZ0.jpg 
Просмотров:	160 
Размер:	41.1 Кб 
ID:	657  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  7. #7
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    СОВЕТЫ БОЕВОМУ СНАЙПЕРУ.

    Часть 1.

    Скрытый текст

    «Применение снайперов позволяет компенсировать нехватку тяжелого вооружения и личного состава. Снайперы могут заметно снизить эффективность боевой работы противника или же вообще свести ее на нет»

    (Из боевых инструкций II мировой войны)

    Боевой снайперский промысел – занятие ответственное, требующее особой точности и сосредоточенности. Этот процесс требует не только известной физической выносливости и адского терпения, но и больших затрат нервной энергии. Точная стрельба всегда связана с напряжением нервной системы. Повысить результативность снайперской стрельбы в значительной степени помогает знание физиологических и психофизиологических процессов, происходящих в организме стрелка.

    Прежде всего, снайпер не имеет права на эмоции. При психической напряженности нарушаются двигательные навыки и так называемая статическая координация. Понижается координационная устойчивость и статическая выносливость. Появляется мандраж, который начинает «гнать пульс». У начинающих стрелков все выше описанное вызывается так называемым «предстартовым состоянием» перед стрельбой. Предстартовое мобилизационное состояние физиологически оправдывает себя в динамических видах боевой деятельности, а при статике стрелковой изготовки оно принимает течение обыкновенного стресса. Как с этим бороться?

    Во-первых, при выделении адреналина и других стрессовых гормонов в организме «сгорает» очень много витаминов. Поэтому в повседневной жизни снайперу необходимо постоянно восполнять их дефицит.

    Запомните! Для лучшей усвояемости витаминов необходима здоровая печень. Поэтому «завязывайте» с алкоголем.

    Во-вторых: во время любого стресса в организме сгорает много глюкозы. Инстинктивно хочется сладкого. Поэкспериментируйте – когда во время стрельбы у вас начнет «гнать пульс», положите под язык небольшой кисло-сладкий леденец. Через некоторое время мандраж уменьшится, затем и вовсе исчезнет. Почему это произошло? Организм получил приток сладкого, и к тому же внимание переключилось на вкусовые ощущения. Кроме того, от этого несложного приема увеличивается острота зрения, ибо кислое рефлекторно мобилизует зрительный аппарат. Этой мобилизации рефлекторно способствуют также глотательные и жевательные движения.

    Для снятия мандража и его профилактики все время медленно и глубоко вдыхайте через нос, а выдыхайте только через рот. Или же вдыхайте через левую ноздрю, а выдыхайте только через правую. Одновременно растирайте кисти рук. Разминайте до ощущения появившегося тепла каждый палец. Костяшками пальцев сжатого кулака с силой разминайте внутреннюю поверхность ладони другой руки. Этот несложный прием эффективно снимает не только мандраж, но и нервное напряжение. Происходит такой процесс на рефлекторном уровне. Следует знать, что механизм возбуждения заложен в подкорке, срабатывает на подсознательном уровне. Усилием воли «выключить» его не получится, а рефлекторно-физиологическими приемами – вполне возможно. Старослужащих проблемы мандража не волнуют – они закалены в стрессах. А новичкам очень желательно отработать выше описанную методику снятия стресса. Потренируйтесь, и у вас получится.

    Следующий камень преткновения, известный всем без исключения практическим стрелкам – статическая устойчивость. Эта самая статическая устойчивость, за которую бесконечно ведут борьбу стрелки-спортсмены, резко падает в подвижной снайперской работе, характерной для бойцов спецподразделений. Почему? Даже не столько потому, что специфика деятельности таких подразделения в основном беговая. Дело в том, что при этом приходится все время крутить головой, падать на живот и становиться на колено. Мало кто знает (вернее, сейчас уже мало кто помнит), что частые повороты головы и ее запрокидывание назад при частом принятии положения стрельбы лежа физиологически снижают стрелковую устойчивость. Поэтому снайперу, работающему в подвижной группе, нужно поменьше крутить головой, а наблюдать только в том направлении, какое определил командир группы. «Косить» глазами тоже нельзя. Что же делать? Тренироваться в развитии периферического зрения. Туннельное зрение, очень необходимое именно для снайпера, от этого нисколько не страдает. Для стрельбы постоянно намечать укрытия и складки местности, откуда можно стрелять или сидя, или с колена, или в «эстонской» изготовке, которая не требует большого запрокидывания головы назад. Следует знать, что после стрельбы лежа устойчивость ухудшается в некоторых случаях до 50% - все по той же причине лежания с запрокинутой головой. Плотная еда также заметно ухудшает статическую устойчивость.

    Необходимо также постоянно помнить, что стрелковая устойчивость требует сохранения активного внимания над этим состоянием организма и над этим процессом и не терпит напряженности – как мышечной, так и психической.

    Стрелковая устойчивость в изготовках лежа, с колена, стоя, а также в специальных нестандартных изготовках зависит, прежде всего, от чувства равновесия, которое обеспечивается вестибулярным аппаратом. Эта устойчивость обеспечивается непрерывным автоматическим срабатыванием определенных мышечных групп.

    Автоматика эта напрямую зависит от так называемой выпрямительной реакции. Эта рефлекторная реакция выпрямления срабатывает не только от вестибулярного аппарата и датчиков кожи и сухожилий, а также датчиков давления, расположенных в мягких тканях человеческой стопы. Рефлекторная реакция выпрямления в значительной степени направляется механизмом мышечной координационной памяти, так называемой «балансовой памяти» мышц, которая представляет собой второй вестибулярный аппарат живого организма. Это так называемое «проприоцепторное мышечное чувство», сущность которого до сих пор мало изучена.

    В свое время при отборе кандидатов в снайперские школы был тест – если при закрывании глаз испытуемого его статическая устойчивость и связанная с ней выпрямительная реакция при незначительных, но резких кренах и дифферентах не изменяется, то это означало, что у данного индивидуума были очень чувствительны не только вестибулярный аппарат, но и рецепторы кожи, мышц, сухожилий. А также была велика функция выше названного проприоцепторного мышечного чувства. Все это без помощи глаз было в состоянии среагировать на вертикальные и горизонтальные смещения частей тела в пространстве, и более того, автоматически вернуть необходимые части тела в заданное положение, в нашем случае – вернуть оружие обратно к линии прицеливания. (Автор в порядке эксперимента как-то отбирал по такому принципу пистолетчиков для стрельбы навскидку – результат превзошел все ожидания).

    Феномен проприоцепторной чувствительности – сам по себе интереснейшая тема для исследования, и мощнейший физиологический резерв повышения качества стрельбы. Ради любопытства попробуйте потренироваться стрелять с… закрытыми глазами. После того, как вы приняли обычную классическую изготовку лежа (неважно, с упором или с ремнем), улежались и всмотрелись в прицел, прицельтесь, закройте глаза. Удерживайте «прицельную картинку» перед глазами по зрительной памяти и сопрягайте все «видимые» изменения на ней с ощущениями, возникающими в мышцах рук, плечевого пояса и спины. Сопрягайте все «видимые» перемещения прицельного элемента относительно заданной точки прицеливания с усилиями в мышцах. Научитесь тонусом мышц направлять прицельный элемент в желаемую точку прицеливания и удерживать его там. Откройте глаза и проверьтесь. Повторите снова. Наберитесь терпения и потренируйтесь таким образом 3-4 недели. Вскоре вас перестанет удивлять тот факт, что при открытых глазах после работы «вслепую» прицельные картинки будут совпадать в точности. Более того, вы сами не будете задаваться вопросом, как это получается. На научном сленге это называется феномен ассоциативной рефлекторности. Это просто получается, и все. Проприоцепторная мышечная чувствительность и напрямую связанная с ней рефлекторная выравнивающая реакция в комплексе нарабатываются очень быстро. Степень натренированности или же врожденное качество этой реакции и обуславливают стрелковую устойчивость. Кстати, стоит отметить, что тренированная выше описанным способом мышечно-вестибуляционная способность повышает устойчивость и позволяет вести точную снайперскую стрельбу в темноте, при «засечке» цели после любой осветительной вспышки.

    Потренировавшись работать «вслепую» около 4-5 недель, стрелки с удивлением констатируют, что кучность стрельбы заметно улучшилась, а «отрывы» непонятным образом… исчезли! Объясним, почему так происходит. Из принципа всем известного кинематографа известно, что для восприятия глазом человека отдельного кадра время его экспозиции (показа) должно составлять 1/20-1/24 секунды. Более быстрая смена кадров глазом не воспринимается и смазывает картину. Но существует феномен 25-го кадра, который не воспринимается логически, а фиксируется подсознанием. Практическим стрелкам известно, что «намертво привязать» прицельный элемент к точке прицеливания невозможно. Ствол оружия колеблется беспрерывно – у новичков больше, у мастеров – микроскопически, но колеблется. Зрительная скорость восприятия составляет выше упомянутые 1/20-1/24 секунды. То есть в зрительной памяти стрелка отображается картинка, которая была 1/20-1/24 секунды назад, а не та, что существует в реальности. За эту 1/24 секунды ствол винтовки может «уйти» в сторону, и стрелок этого не зафиксирует. А тренированная мышечная проприоцепторная координационная чувствительность такое отклонение зафиксирует сразу. Желаемая точка прицеливания отложится в подсознании – это и будет тот самый 25-й кадр, дающий внутреннюю установочную привязку для выравнивающей реакции, то есть направление рефлекторного противодействия нежелательному смещению.

    У малотренированных стрелков (а таких большинство) зрение все-таки является основным контролером степени устойчивости. При «выключении» зрения у новичков статическая координация «раскрепощается» в сторону подвижности, и точность стрельбы понижается. Закрывание обоих глаз снижает устойчивость стояния более, чем вдвое. Более того, если вращать закрытыми глазами вправо-влево, что делается стрелками для восстановления кровообращения в зрительном аппарате, устойчивость ухудшается еще в два-три раза.

    Но закрывание одного глаза оказывает незначительное влияние на устойчивость. Поэтому при отдыхе глаз, так необходимом снайперам, нужно закрывать глаза по очереди – сначала один, потом другой, обязательно оставляя один глаз открытым. Или же не закрывать глаза полностью. Следует помнить, что устойчивость, потерянная при закрытых глазах, восстановится только через 10-15 минут.
    [свернуть]


    Часть 2.

    Скрытый текст

    Статическая координационная устойчивость во многом определяется импульсами, возникающими от датчиков – резервов кожи, сухожилий, мышц и других мягких тканей. При этом следует учитывать, что холод повышает чувствительность этих датчиков – рецепторов, а тепло – понижает. Но все это – в разумных пределах. Лучшая температура для этого +5о - +8оС. Все это когда-то было известно весьма широко и применялось в боевой снайперской практике. Название этому было – кинестезия (двигательные ощущения). А выше упомянутые датчики-рецепторы улавливали кинестетические раздражения и вызывали ощущения двигательных раздражений. Роль кинестетических анализаторов необычайно велика. Она в значительной степени обеспечивает заданную прицельную направленность и капитально разгружает зрение от контроля за физическими двигательными процессами, которые выполняет стрелок. Зрение выполняет прицельную функцию и «включает» к действию наработанный механизм двигательных кинестетических связей, обеспечивающих мышечную деятельность помимо воли стрелка. И чем полнее действия снайпера обеспечиваются проприоцепторной чувствительностью, тем легче и полноценнее прицельный глаз выполняет свою поставленную задачу.

    Что надо делать, чтобы почувствовать кинестетические ощущения? Ответ – просто сосредоточить на них внимание, и вы начнете воспринимать их полно и отчетливо. Проприоцепторная чувствительность в совокупности с выпрямительной реакцией формирует так называемый «рефлекс позы», на котором основана стрелковая устойчивость. Поэтому-то для стрелков необычайно полезны любые упражнения для развития равновесия. Причем будет особенно хорошо, если стрелок научится чувствовать крены и дифференты с закрытыми глазами и сразу же выправлять их.

    Статическая деятельность, к которой относится снайперская стрельба, неестественна и требует повышенной сосредоточенности и обострения целенаправленного внимания. Что это означает? Это означает необходимость контроля устойчивости путем обострения зрительного внимания на прицеливании.

    Запомните! При стрельбе именно из снайперской винтовки в конечной фазе выжима спуска необходимо превратить прицеливание в основную задачу!

    Почему именно так? Потому что у малоопытных стрелков (в наше время таких большинство) при спуске курка активное внимание переключается на этот спусковой процесс. Как говорят, «внимание уходит на курок». Незаметно для себя стрелок вообще перестает целиться – ему достаточно того, что он видит в прицел. При такой подсознательной ориентации на бездействие резко замедляется «глазная реакция» - стрелок видит даже не ту прицельную картинку, которая была 1/20-1/24 секунды назад, а уже 1/10-1/12, то есть он практически не в состоянии контролировать положение прицельного элемента по отношению к точке прицеливания. Прицеливание само по себе резко снижает степень управляемости спуском. Поэтому в сталинские времена в снайперских школах различных ведомств снайперов натаскивали работать спусковым пальцем на спуске одним и тем же способом. А именно – по мышечной кинестетической памяти. Как именно?

    Курсанту надевали на спусковой палец длинный бумажный колпачок и заставляли без стрельбы, глядя на этот колпачок, производить спуск курка при равномерном нарастании усилия на спусковом пальце.

    Равномерность развития спускового усилия становилась наглядной по движению длинного колпачка-указки и для инструктора, и для самого курсанта. Причем спуск курка необходимо было произвести за 3 секунды (по счету «двадцать два, двадцать два, двадцать два») – не больше и не меньше. Это вырабатывало темп стрельбы. Курсант запоминал ощущениями живой плоти усилие на спуске и степень его нарастания, а визуальное сопряжение нарастания этого усилия по движению колпачка-указки в отведенные для спуска 3 секунды укладывала все это в подсознание. Поэтому в нужный момент спуск курка выполнялся по мышечной памяти стреляющего пальца, автоматически, и не требовал отвлечения внимания. Формула выстрела (последовательность действий) была такова: после того, как стрелок улежался, всмотрелся в прицел (произошла секкомодация зрительного аппарата к оптической системе), «привязал» тонусом мышц прицельный элемент к точке прицеливания и затаил дыхание, стреляющий палец начинал движение на спуске по мышечной кинестетической памяти и выполнял спуск ровно за три секунды самостоятельно в режиме мышечного автоматизма. Зрительное внимание не должно было отвлекаться от прицельной картинки. Сигналом к срабатыванию спускового пальца служило начало задержки дыхания.

    Очень многие снайперы испытывают неприятный момент, когда палец «не тянет» на спуске. Причина этому не только в неправильной хватке шейки ложа или пистолетной рукоятки, но и в глубинных нервно-физиологических процессах. В данном случае происходит следующее: борьбой за устойчивость, а следовательно – за неподвижность системы стрелок-оружие в центральной нервной системе ведает центр торможения, а работой скелетной мускулатуры (соответственно, мышцами пальцев) – центр возбуждения. У многих индивидуумов центр торможения настолько подавляет центр возбуждения, что, грубо говоря, отключает его. Поэтому-то палец и не тянет на спуске. В таких случаях и стрелками-спортсменами, и практическими снайперами с большим практическим эффектом используется так называемый способ пульсирующего спуска. Заключается он в том, что стреляющий палец еще до задержки дыхания начинает производить на спуске пульсирующие движения по его ходу – слегка нажать – отпустить, нажать – отпустить со скоростью примерно в два нажатия за секунду. Особенно хорошо такие нажатия выполняются на винтовке СВД, имеющей длинный свободный ход спуска. Эти пульсирующие нажатия держат в тонусе и не дают отключаться сторожевым пунктам в центре возбуждения и не дают ему отключаться полностью. Кроме того, они настраивают и нервно-проводящие пути, и необходимые для спуска мышцы. Этим и сохраняется работоспособность спускового пальца при ограниченной двигательной активности. Особенно хорошо пульсирующий метод спуска проявляет себя при снайперской стрельбе по движущимся целям, когда внимание чрезмерно сосредотачивается на прицеливании, а спусковой палец не просто «отключается», а бывает, закрепощается намертво.

    Есть очень правильное и меткое выражение: «Снайпер думает глазами». Глаз – основной рабочий орган снайпера и его нужно беречь. Работа с любыми оптическими приборами незаметно, но верно утомляет зрение. Почему? В любом оптическом приборе (бинокле, перископе, стереотрубе и оптическом прицеле) всегда будет присутствовать параллакс, то есть несовпадение оптических осей линз. В зависимости от качества изготовления параллакс будет большим или меньшим, но он обязательно будет. Если вы работаете с оптическим прицелом, и у вас вдруг появились боли в глазном яблоке, значит, в этом прицеле параллакс увеличен. Даже при работе с хорошо изготовленным оптическим прицелом глаз будет уставать, и глазная боль все равно проявится. Но когда появилась боль в глазах, это значит, что еще минут за 15-20 до этого «прицельный» глаз уже утомился.

    Запомните! Утомленное зрение почти не замечает ошибок в прицеливании! Поэтому снайперу надо почаще «отдыхать глазами». Для отдыха глаз опустите веки (но не закрывайте глаза полностью, почему – см. ранее), вращайте глазными яблоками. Это увеличит приток крови к глазному аппарату. Затем то же самое делайте с открытыми глазами, глядя на зеленое или светло-серое.

    Периодически тренируйте аккомодацию зрения – посмотрите на поднятый большой палец вытянутой руки, затем сфокусируйте взгляд на каком-нибудь предмете, отдаленном на расстоянии 200-300 метров и затем снова сфокусируйте взгляд на пальце.

    Запомните! При стрельбе из снайперской винтовки в любых положениях надо ставить голову так, чтобы прицельный глаз не косил, ни горизонтально, ни вертикально!

    «Косящий» глаз быстро устает, что вызывает непроизвольное дрожание, при этом рефлекторно снижается нервная стабилизация статической устойчивости, и как следствие – снижается точность стрельбы.

    Надо помнить, что статическая нагрузка понижает подвижность зрительного анализатора, которая восстанавливается только через 25-30 минут. Поэтому не удивляйтесь, если на учебных стрельбах после статической работы по неподвижным мишеням вам никак не удастся попасть по движущейся цели. Это стандартная ситуация на тренировочных сборах. Острота зрения у профессиональных стрелков после статических нагрузок не снижается и не изменяется. А у малоопытных на дистанциях 300-400 метров острота зрения изменяется в сторону дальнозоркости, а на коротких – 25-50 м – в сторону близорукости. Это естественное физиологическое явление не считается медицинским пороком.

    При систематических стрелковых тренировках поле зрения естественным образом расширяется. Но при продолжительной стрельбе зрение устает и медленнее восстанавливается, и поле зрения при этом сужается, особенно у «прицельного» глаза.

    Очень интересен психофизиологический феномен – при активной мышечной работе с удовольствием чувствительность и острота зрения заметно повышаются!

    Снайперу нельзя курить! После всего лишь одной сигареты сужается поле зрения, тормозится зрительное восприятие, понижается острота и чувствительность зрения, а также происходит выпадение участков поля зрения! Это основная причина необъяснимых и далеких «отрывов» у курящих стрелков.

    Работа снайпера – неподвижность. Но, как уже упоминалось, при ориентации на бездеятельность понижается реакция. А посему снайпер – это кот, дремлющий у мышиной норы с включенным дежурным сторожевым пунктом активного внимания. Перед любой стрельбой весьма желательна разминка на протяжении 15-20 минут – пощелкать вхолостую. Но снайпер на боевом рубеже не может себе этого позволить. Выход один – в своеобразной кинестетической разминке. Снайпер в неподвижном состоянии воспроизводит ощущения отдельных групп мышц при работе над выстрелом. И это постоянно держит снайпера в рабочем тонусе. Кстати, при появлении болевых ощущений или онемении в неподвижных мышцах полезно принять одну-две таблетки аспирина. Но это – в качестве «скорой помощи» - злоупотреблять аспирином нельзя.

    При скоростной стрельбе по нескольким внезапно появившимся целям нельзя затягивать с первым выстрелом! После выстрела, независимо, поражена цель или нет, обязательно переносите взгляд на следующую мишень раньше, чем ее настигнет прицельный элемент. Приучитесь делать это рефлекторно по мышечной кинестетической памяти. В боевой обстановке при массе раздражителей не отвлекайтесь по сторонам, и не реагируйте на появляющиеся близкие цели. Оставьте их автоматчикам. Работайте по заранее идеомоторно наработанной программе по целям отдаленным – гранатометчик, пулеметчик, снайпер, наблюдатель и командиры противника. Они наиболее опасны для вас и ваших товарищей.
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	lZ0E6zL38-A.jpg 
Просмотров:	123 
Размер:	185.6 Кб 
ID:	658   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	U_z5543KcHo.jpg 
Просмотров:	116 
Размер:	439.8 Кб 
ID:	659  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  8. #8
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    ЭВОЛЮЦИЯ МАСКИРОВОЧНОГО КОСТЮМА И ИСТОРИЯ СНАЙПЕРОВ В XX ВЕКЕ

    Скрытый текст

    История маскировочного костюма — он же ghillie suit — похожа на наивный флирт с природой и подчинение ей, наполненное драматизмом и естественной изобретательностью. В определенный момент гилли ставит перед солдатом вопрос «трус ли я, если прячусь, а не иду в бой?», а через секунду спасает этого солдата от пули: концепт маскировочного костюма может показаться непростой квазифилософской идеей.

    Надо сказать, что человек военный всегда сооружал заграждения, рыл канавы и землянки, строил бункеры и вышки, в которых укрывался и вел прицельную стрельбу по противнику. Оружие совершенствовалось и его дальность, точность и надежность вместе с ним. Увеличивалось и расстояние, на котором происходит бой. Воюющие все дальше и дальше отдалялись друг от друга (точнее — враг от врага), расширяя границы пространства, на котором идет бой.

    Вся бесконечная история войны сродни простому и понятному каждому драматическому сценарию — выталкиванию из интимной зоны. На деле выглядит как затянувшаяся ссора, стороны которой отдаляются, избегают личных встреч и лишь швыряют друг в друга предметы, громогласно заявляя то о своей победе, то обиженно — о поражении.

    Англо-бурская война (1899–1902)

    Разбежавшись по углам, странам, континентам, человек не перестал воевать, а лишь поменял методы борьбы. Что и произошло в самом конце XIX века на давно забытой Англо-бурской войне, во время второй британской кампании. Надо сказать, что по сравнению с триумфальной Первой мировой эта локальная война была театральной самодеятельностью.

    Британцы, сами того не ожидая, сильно преувеличивая свое превосходство, вступили в неоднозначную войну с бурами. А буры (от нидер. «boeren» — крестьяне) — это фермеры-африканеры, белые поселенцы времен голландской экспансии Африки. Англичане настойчиво полагали, что голландские крестьяне с ружьями (самая близкая типовая аналогия к американским реднекам) не смогут в принципе противостоять Британской империи. Военный конфликт несколько затянулся, потому что погодные условия и сложный рельеф оказались такими же врагами британской короны, как и сами буры.

    Каждый бур с детства знал местный ландшафт, имел практические навыки маскировки на местности, выработавшиеся из-за суровой необходимости — сохранение урожая, скота (периодически похищаемого зулусами и местными племенами) и поселений. Эти и множество других факторов требовали от каждого бура ловкости и находчивости.

    Буры отказались от британской линейной тактики. Командиры бурских отрядов располагали своих солдат на местности с использованием естественных укрытий, форма бурского солдата была естественных природных цветов, которые сливались с пейзажем. А вот британцы от своих белых портупей, делавши их отличными мишенями в дневное время, отказываться не спешили.

    Стоит сказать, что обширные территории Оранжевого Свободного Государства (1854–1902) и Трансвааля (1856–1902) — это равнины, изредка изрезанные горными цепями, но в целом лишенные укрытий. Не самое походящее место для партизанской войны буры превратили в полноценное поле боя. Среди их местного населения прицельная стрельба была самым популярным развлечением, так что не сложно догадаться, что буры хорошо стреляли. А после 1884 года буры отказались от однозарядных винтовок в пользу ружей с магазинами. Вооружившись такими (производства немецкой марки Mauser), они прицельно вырубали британцев с дальнего расстояния и чаще всего оставались незамеченными еще и благодаря новым на то время патронам с бездымным порохом. Снайперов-буров было трудно обнаружить при дневном освещении.

    Впервые британские солдаты столкнулись с таким изобретательным врагом, атаки которого дестабилизировали и деморализовали британскую пехоту и имидж британской армии в мировой тусовке. За одну неделю британцы проиграли пять сражений, что вошло в историю под названием Черная неделя.

    Использование природных укрытий, цветовая палитра одежды бура с добавлением естественных элементов местности и безупречная прицельная стрельба — это малая часть того, что заберут с собой в наследство британцы после окончания войны.

    Война закончилась плохо и для буров, и для британцев. Имиджу Британии эта война нанесла не меньше вреда, чем населению аннексированных провинций. Но то наследство, что забрал собой майор Фредерик Рассел Бёрнхем, снайпер и, скорее, шарпшуттер, уже очень скоро ему очень пригодилось.

    Отряд Lovat Scouts под его началом, вдохновленный увиденным на Англо-бурской войне, впервые стал использовать естественную маскировку в зависимости от местности, а в 1916 году Lovat Scouts стал первым в истории снайперским отрядом Британской армии.

    Ghillie suit

    Создание снайперского камуфляжа также кроется и в его названии: ghille переводится с шотландского как «слуга». Человек, который надевал такой костюм (выглядевший как рванье и лоскутки ткани, нашитые поверх одежды), должен был сидеть в засаде, наблюдать за стадом и отслеживать проникновение незваных гостей во владения хозяев земель.

    Новая военная профессия требовала большей изобретательности и защищенности. В Первую мировую голова солдата разлеталась в щепки от снайперских пуль и шрапнели. Французы первыми ввели стандарт стальных касок, а немецкие штормтруперы первыми начали наносить кастомный рукописный камуфляжный рисунок на каску. Немецкие фабрики стали массово производить каски охры, зеленого и коричневых цветов, разделенных между собой черными линиями. Американские солдаты начали раскрашивать свои каски M1917, но такие образцы практически не сохранились. Со временем технология позволила наносить на ткань схематичные паттерны разных местностей, разработанные американскими солдатами, и надевать такой холщевый чехол поверх каски в зависимости от типа местности. Многие из таких чехлов снабжены небольшими отверстиями, в которые можно было вставить травинки, листья и ветки.

    В сентябре 1918 года британский театральный декоратор Л. Д. Саймингтон выпускает пару снайперских костюмов. Один из них — так называемый комбинезон, или boiler suit, — представлял собой широкий защитный костюм, раскрашенный в камуфляжный паттерн, с отрывным капюшоном из маскировочной сетки. Комбинезон Саймингтона дополнялся парой перчаток и чехлом для ружья. Второй — Symien sniper suit — полностью состоял из прозрачной маскировочной сетки и был уже больше похож на ghillie suit. Американский вариант был представлен в tree-climbing observer pattern и представлял собой подстежку из волокна рафия, пришитую к зеленой грубой джутовой ткани.

    В то же время в траншеях изобретали новые способы обнаружения снайперов. Французы, британцы и американцы производили муляжи голов из папье-маше, которые солдаты, насадив на палку, высовывали из траншеи чтобы привлечь внимание снайпера. Один выстрел — и с помощью длинной палки можно было определись угол попадания пули и приблизительно понять местоположение снайпера.

    Сегодня материал для костюма гилли производят из стойкого, окрашивающегося материала, такого как джут, который сшивается еле заметной леской с небольшим добавлением клея для стойкости. Джут крепится к сетке группами от пяти до десяти цветных полосок с помощью петелек, пропуская секцию, которая будет заполнена другим цветом.

    Такое снаряжение нужно сдобрить в естественной среде — например, привязать к автомобилю и тянуть по местности, в которой гилли будет применяться. Костюм должен хорошенько пропитаться сыростью, впитать грязь, изваляться в ветках и траве, чтобы приобрести товарный вид. На местности костюм дополняется естественными элементами, которые необходимо ежечасно обновлять ввиду скоротечного их увядания и деформации. Человек в костюме гили приобретает трехмерное очертание, что позволяет ему оставаться менее заметным, находясь в движении. Если все фабричные стандарты соблюдены правильно, гилли будет двигаться в том же направлении, что и дует ветер, подобно листве на ветру.

    Гилли стал прочно ассоциироваться со снайперами Первой мировой. Кстати, название произошло от имени птицы snipe семейства бекасовых. Благодаря ее камуфляжной раскраске хищник не понимал, в каком направлении движется птица.

    Первые прототипы костюмов были нелепы и неудобны, температура внутри могла достигать 50 °С, костюм мог
    легко воспламениться,
    или солдат задыхался отравляющими газами.

    Искусство художественной маскировки

    Но, как оказывается, гилли — не самое удобное изобретение, хотя сама идея естественного камуфлирования очень прижилась. Сюрреалист Роланд Пенроуз развил тему и пошел дальше. В своем пособии Home Guard Manual of Camouflage (1941) он обрисовал принципы маскировки в естественных условиях в зависимости от местоположения, времени года, суток и прочих природных факторов. Пенроуз вырос в семье квакеров, был не слишком религиозен по своей натуре, но всегда оставался верным приверженцем пацифизма. В 1941 году он становится главным лектором в Восточной командной камуфляжной школе в Норидже и читает авторский курс лекций молодым бойцам.

    Несмотря на все ужасы войны, которые, мягко говоря, сильно раздражали Пенроуза, он продолжал свой лекционный курс и отзывался о нем так: «Автор не претендует на оригинальность своих идей, многие из них стары, как и сама война».

    Его размышления на эту тему также достойны внимания. Пенроуз отчетливо понимал, что для старого солдата сама идея скрываться от врага при помощи ухищрений и обмана может восприниматься с отторжением. Такой солдат может почувствовать свою беспомощность, начав твердо осознавать, что он больше не смелый герой войны, а это в данном случае совсем неприемлемо. И это, в свою очередь, имеет мало общего с врагами, которые используют любое средство маскировки, обмана для получение превосходства в бою. Добиться превосходства в бою можно только новыми методами, и их революционность может быть понятна только тем, кто верит в древние традиции.

    Пенроуз писал, что на войне бесполезно оставаться храбрым, если эта храбрость значит «быть мишенью для врага». Гораздо полезнее использовать интеллектуальную тактику маскировки и обмана, чтобы побудить врага стать целью. Человек, который хорошо замаскирован на поле боя, может спокойно выжидать, пока враг не выдаст себя, и не открывать огонь, пока точно не убедится, что враг на достаточно выгодном для выстрела расстоянии. Таким образом, замаскированный отряд в засаде может себе позволить уничтожить врага, даже не дав ему шанса нанести ответный удар.

    NOD

    Такие научно-философские воззрения Пенроуз вбивал в головы новобранцев и ветеранов, которые не разделяли его пацифизм.

    Пацифистская платформа больше похожа на наивные изыскания клерикализованной общественности, вторгшейся в механизм военной машины. Наивные — потому что уже в 1944 году Владимир Зворыкин (создатель современного телевидения), работавший в то время на телевизионную компанию RCA, разрабатывает оптический прицел, позволяющий снайперу увеличить порог видимости в полной темноте. Идентичными разработками занималась и немецкая сторона.

    Во время Вьетнамской войны было разработано еще более совершенное устройство — NOD (Night Vision Device), более известное как прибор ночного видения. NOD позволял снайперу видеть объект более чем за 600 метров в полной темноте. Это стало следствием того, что камуфляжный паттерн стал производиться из красителей, мимикрирующих к инфракрасным спектральным свойствам отражения разных типов местностей. Солдат, одетый в такой камо, мог оставаться незамеченным, сливаясь с фоном — снайпер, смотревший через инфракрасный прицел, попросту его не видел.

    Совершенствование тканей позволило создать более удобные костюмы для снайперов. Теперь они производились из ультратонкого полиэстера и нейлона. Материал не рвался и был устойчив к естественным повреждениям (следствиям цепляния за ветки деревьев, царапинам), снабжен воздухопроницаемой и водонепроницаемой мембраной, что позволяло снайперу оставаться сухим и не мерзнуть все время его нахождения на позиции.

    Позднее, в девяностых годах прошлого века, британская компания Karrimor произвела chameleon suit с паттерном, напечатанным противоинфракрасными красками, которые позволяли солдату оставаться незамеченным даже мультиспектральными сенсорами. Во время войны в Персидском заливе американские солдаты стали использовать night desert camo. Такой костюм надевался поверх униформы и позволял оставаться солдату незамеченным приборами ночного видения.

    Гилли заслужил свое место в истории камуфляжа и военного костюма, но в его повседневном применении сегодня нет строгой необходимости. Несмотря на распространение real-tree camouflage, охотники чаще используют костюмы гилли на местности, чем армейские снайперы. Однако ироничное место в развитии камуфляжа по-прежнему остается за ним.
    [свернуть]

    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	-iCg9Y7YviY.jpg 
Просмотров:	91 
Размер:	107.8 Кб 
ID:	803   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	iy8HtDrhLR8.jpg 
Просмотров:	98 
Размер:	241.8 Кб 
ID:	804   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Bc05aGgRwuM.jpg 
Просмотров:	119 
Размер:	179.5 Кб 
ID:	805   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	CaglosaeYyc.jpg 
Просмотров:	94 
Размер:	119.8 Кб 
ID:	806   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	KAGj_xYthoA.jpg 
Просмотров:	176 
Размер:	163.9 Кб 
ID:	807  

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	lG_56TfO7xQ.jpg 
Просмотров:	94 
Размер:	198.3 Кб 
ID:	808   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	0NzumPctrK8.jpg 
Просмотров:	159 
Размер:	179.5 Кб 
ID:	809   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	7U5TXh17Ysc.jpg 
Просмотров:	183 
Размер:	142.9 Кб 
ID:	810  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

  9. #9
    Участник Аватар для ShadowAlex
    Регистрация
    02.06.2014
    Адрес
    г. Пятигорск
    Сообщений
    494
    Благодарности/Неодобрения
    Получено: 23/0
    Отправлено: 8/0

    "Военный алфавит"


    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	SsgtPjZKRUE.jpg 
Просмотров:	126 
Размер:	53.5 Кб 
ID:	811   Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	8wbnJcm455A.jpg 
Просмотров:	129 
Размер:	90.4 Кб 
ID:	812  

    0 Вы не можете благодарить! Вы не можете благодарить!

Похожие темы

  1. Учебный материал 1
    от ShadowAlex в разделе Общая
    Ответов: 25
    Последнее сообщение: 25.03.2016, 13:09

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Яндекс.Метрика